andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Categories:

Day 14 – Встреча с профессором в квадратном штате Нью-Мексико

В четверг 27 декабря мы пересекали пустыню: Аризона - Нью-Мексико - Техас. Шоссе I-40 бежит на восток. Если бы не посещение Альбукерке, то я бы объединил все оставшиеся дни путешествия в один пост. Но нам нужно было заменить масло, и я хотел встретиться с Рамешем Гири, который полгода был моим солабником в Беркли, а с августа начал профессорствовать в Университете Нью-Мексико.


Утром встали в 6.40. Машину от снега и льда чистить не пришлось, но природа в очередной раз напомнила, что хорошая погода на Рождество в США бывает только в южной Калифорнии, Флориде и на Гавайях.


Из карманов были достаны шапки, и начался очередной день пути. Дорога не была обледенелой, похоже ее чистили, но вот придорожные знаки местами оказывались полностью замаскированы снегом. А низины окутывал густой туман. Вот тебе и южный штат Аризона!


Первый раз заправились в Ash Forks, AZ. Второй раз уже в Gallup, NM. Третий - в Amarillo, TX. В Нью-Мексико мы сделали остановку в Альбукерке (Albuquerque), самом большом городе штата. Как и все южные, а особенно нью-мексиканские города, он мне не понравился своей прямолинейностью, пустынностью, кажущейся бедностью, и вообще погода была морозной.


В Jiffy Lube, расположенном рядом с кампусом UNM, поменяли в машине масло. Когда мы выезжали из Питтсбурга, индикатор показывал 60%, а после пройденных 4000 миль его значение опустилось до 30%. Ребята в сервисе сработали очень быстро, без предварительной записи, и скоро мы запарковали нашу "Хонду" на стоянке Университета Нью-Мексико.


Университетские кампусы вымирают на рождественских каникулах, даже если на дворе тепло. Я думал, что смогу быстро найти, где здесь местный химфак, но пришлось покрутиться и в итоге смотреть на карту. Здание было закрыто, но Рамеш вышел нас встречать. Сам он родом из Непала, где и получил степень бакалавра. Потом он получил степень магистра в британском Кэмбридже, ПхД в Скриппсе (с Jin-Quan Yu), затем три года постдочил на Хартвига в Иллинойсе и Беркли. Мы с ним не пересекались проектами, работали на разных этажах, но он настолько говорливый и открытый человек, что мы не могли не подружиться.


Для меня Рамеш - пример того, как могла бы пойти моя карьера, если бы я пошел в профессора. По всем формальным показателям он лучше меня: престижнее вузы, больше публикаций, намного больше цитирований (он работал в "горячей" области палладиевой C-H активации, и некоторые его первоавторские JACS'ы уже процитированы больше 200 раз), и даже язык подвешен лучше моего. Он подавал в 28 американских университетов. В три его пригласили на интервью. Один прислал оффер. Это был University of New Mexico. Конечно, Рамешу и лет побольше, чем мне, и у него двое детей, но мне сложно представить, чтобы я смог оказаться в лучшем месте, чем он, после трех лет постдочества.


Вы читали статьи из UNM? Или были на семинарах тамошних профессоров? Я не читал и не бывал. Но Рамеш по этому поводу не унывает. Денег ему дали много, лабораторного места - человек на 20, отдельный большой офис. Он сразу набрал студентов и постдоков, успел отпреподавать в первый же семестр и позаседать в приемной комиссии. В этот день 27 декабря он настраивал новенький glovebox. Похвалил работящего китайского аспиранта, который не свалил на каникулы. Похвастался тем, что у них тут все есть: и ЯМР, и рентген, и масс-спектры. Тем, что в Альбукерке жить дешево ($900 за хорошую 2-bedroom квартиру) и тепло (хм, не 27 декабря 2012 года). Что это лучший универ штата, а потому нет проблем ни с деньгами, ни с хорошими аспирантами. Да, не так много сильных органиков на факультете, но все крайне дружелюбны и хотят, чтобы Рамеш в будущем стал таким сильным органиком. ОК, он остался тем же жизнерадостным оптимистом, что и прежде. Полгода профессорской жизни и перспектива написания грантов не сломили его желания изучать катализаторы и механизмы металлоорганических процессов.


Между делом, расспрашивая меня о моих приключениях, Рамеш заметил, что Хартвиг долго уговаривал его взяться за тот проект, над которым безуспешно работал я. Но Рамеш был достаточно проницателен, чтобы не вляпаться в эти металлоферменты. Он упорно отказывался и занимался своей реакцией Ульмана. Рамеш: "Но я удивлен, что Джон тебя отпустил. Он готов платить деньги любому, кто будет работать по этому проекту, даже если 5 лет не будет ни единого результата". "Нет, Рамеш. Я ушел сам". Недавно я узнал, что над этим проектом в Беркли начал работать новый индийский постдок, для которого мы оставляли микроволновку и прочий stuff. Слив денег налогоплательщиков в трубу продолжается.

После краткой экскурсии по факультету мы перекусили в местном кафе, но не хотели задерживаться очень долго. Встреча с Рамешем была последней из запланированных в этом путешествии. Новый год приближался, и теперь только 1800 миль хайвеев отделяли нас от Питтсбурга. Уже в темноте мы въехали в зону центрального времени. До этого момента наша нога вступала на техасскую землю лишь один раз - в аэропорту Хьюстона, где мы делали пересадку. Но такое мимолетное пребывание я не засчитал за посещение Техаса и не отмечал его на карте в своем профиле. И на этот раз мы лишь пересекли то, что называется Texas Panhandle, но раз ночевали в Sleep Inn в городе Амарилло – значит побывали.
Tags: arizona, campus, friends, new mexico, postdoc, texas, travel, winter2012
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments