andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Category:

Как я (вы)учил английский язык

Краткое содержание поста: Учил, учил и выучил. Дано описание моих взаимоотношений с английским языком на протяжении последних 30 лет. Выучивание языка явилось следствием многих, а не одного фактора. Момент “выучил” определен 2008 годом.

***

Я не из тех людей, кто с детства был окружен английским. Папа и старшая сестра учили в школе немецкий, мама и тетя учили английский, но никогда им не пользовались. Да и не нужен мне был английский в те годы. Я с детства много читал, но у нас дома не было книг на английском, которые бы сильно на меня повлияли. От людей на улице до телевидения - все было русскоговорящим.

Учить английский в школе мы начали в 5 классе, то есть в 1995 году. Я к тому времени точно знал английский алфавит и, может, пару-тройку базовых слов. Учителя английского у нас были неплохие (по сравнению с рядом других предметов), но английским, конечно, владели так себе. Все учились понемногу, по разрисованным советским учебникам с семьей Stogovs и kolkhoz’ом, упирая в первую очередь на грамматику, на все эти Present Perfect’ы, которые проще всего проверять. Разговорами и аудированием никто особо не заморачивался, да и какое там аудирование, когда я бы те магнитофонные записи и на русском бы не разобрал.

Особенностью английского в школе было то, что наш класс разделили на две группы по 15 человек примерно. Мы с братом еще попали в более сильную подгруппу. Вторая подгруппа английский не учила, зато могла побеситься вволю. У меня потом был однокурсник в СПбГУ, который примерно так учил в школе английский и понимал только два слова “маде” (made) и “Mendeleev”. Ничего, стать кандидатом наук это ему не помешало.

Мы тогда были слишком маленькими, чтобы поехать и купить в букинистическом магазине книгу на английском или стащить откуда-нибудь номер St. Petersburg Times. Но в какой-то момент в нашем доме появилась книга, если не на английском, то с английскими словами - вот такой самоучитель некоей Петровой. Эту книгу мне уже было интересно почитать, и вкупе со школьными занятиями английские слова и правила начинали откладываться в голове. От самоучителя все еще отдавало kolkhoz’ом. В словаре в конце книги не было, конечно, слов guy или sex, а единственным переводом для “ass” был указан “осел” (проверено онлайн по скану более позднего издания). Но надо же с чего-то начинать.

Другим важным событием было появление у нас в 11 лет компьютера. Приставка “Денди” у нас была с 7 лет, но игры там английским не блистали (скорее, японским). Эксперименты в африканских деревнях показывают, что дай любым детям компьютер с английским софтом, они с ним за пару месяцев разберутся, не зная ни слова по-английски. Мой брат так разобрался, что стал в итоге computer scientist’ом. Но и для меня это была первая встреча с практическим английским. Тут язык требовался не только затем, чтобы получить “пятерку”, а чтобы достичь цель, понять, как пройти первый уровень в Warcraft 2, где требуется “Build four farms and the barracks”. Причем это был настоящий неадаптированный язык.

Часть игр у нас была переведена на русский, часть была на английском. Слова “sword” и “ogre-mage” мы выучили намного раньше, чем какой-нибудь “laptop” или “refrigerator”. Память-то в детстве звериная. Кстати, лучшие компьютерные игры были созданы в конце 90-х. Никакие “Герои” не переплюнули Heroes of Might & Magic 2 и 3, а в Civilization 2 я поиграл даже в этот приезд в Россию (ни одна последующая часть у меня не пошла). С такими друзьями юности изучение вышло на иной уровень. Особенно, когда мы добрались до англоязычных Baldur’s Gate 2 и Planescape: Torment (а вот Fallout 2 у нас был руссифицирован).

Кроме игр, мой environment оставался русскоязычным. И вот в 11 классе у нас появился интернет. Медленный, ночной, модемный, по карточкам, почасовой. Не было тогда Ютубов и Википедий. Но это было новое окно в англоязычный мир. Я уже серьезно изучал химию и чуть ли не первым делом накачал себе задач предыдущих международных олимпиад. Кто знает, может, это и помогло мне попасть в команду России на IChO 2002, которая проходила в Гронингене, Нидерланды. Мне быстро сделали загранпаспорт, и я впервые отправился заграницу. Мне предстояло, наконец, услышать английскую речь и, может, даже что-то говорить самому.

Голландский я, кстати, не знал и учить не собирался. Ни слова. Мой братец потом в аспирантуре умудрится 3 месяца простажироваться во Франции, в самом Париже, съездить на конфу в Италию, а сейчас я спрашиваю его, знает ли он хоть слово по-французски (на уровне “она”, “он”, “ходить”). Не, ничего не знает. И ведь не врет.

Задания на международных олимпиадах руководители команд переводят на язык участников, хотя были бы задания исключительно на английском, было бы больше мотивации учить язык. Пообщаться на английском в итоге немного удалось, но в основном с нашим голландским гидом, который как и многие другие голландцы говорил say как “шэй”, а bus как “баш”. Но надо же с чего-то начинать.

Дальше были два курса обучения английскому в СПбГУ. Общая картина - продолжение школы, но на чуть более специализированном уровне. В остальном те же советские методички, где kolkhoz сменил it was Mendeleev who discovered the Periodic Law. Ясно было, что нам, химикам, не передовиков филологии в преподавателей пошлют. Но в универе мы еще время от времени сдавали “тысячи”. Чтение и перевод подготовленного дома научного текста, объем которого измерялся тысячами знаков. Не помню, сколько надо было сдать на зачет. Кажется, 10 тысяч за семестр. Вначале я скачал из интернета первую попавшуюся open access статью, в которой большинство текста было в духе “the angle B(1)-N(1)-N(2) is 119º, and the angle B(1)-C(1)-N(4) is 123º”. Преподавательнице она не понравилась, но тысячи мне зачли. Потом мне мой будущий руководитель одолжил свои сканы первого тома “Classics of Total Synthesis” by K. C. Nicolaou. Я по ним не только сдавал тысячи, но и выучил, что есть на свете такой Dennis Curran, который типа крутой органик. “Англичанка” все равно не могла понять все эти “diastereoselectivity of Grignard addition”, но это был настоящий английский текст. Позже в автобиографии Николау я прочитал, что он на своем Кипре вообще до 18 лет по-английски не говорил.

На втором курсе я сдал на “отлично” экзамен по английскому языку и по учебному плану мог забыть о нем до самой аспирантуры. Но это уже была другая эпоха. Интернет стремительно входил в нашу жизнь. Диплом я писал на русском, но по исключительно англоязычным статьям. Профессора-консерваторы активно сопротивлялись засилию вражеского языка, и у нас строго смотрели, чтобы THF или DMSO на слайдах были подписаны как “ТГФ” и “ДМСО”, но прогресс не остановить. Один раз к нам в СПбГУ даже заехал дать лекцию настоящий американский профессор из американской глубинки. Это было так необычно, что хотя тема доклада была очень далека от моих интересов, я сходил послушать про rare earth elements и даже кое-что понял.

Но были у нас и прогрессивные профессора, не чуравшиеся английского. Профессор Николаев с органики даже читал необязательный мини-курс на английском. Я бы и на него сходил, если бы был на органике, а не на химии природных соединений. Все же тратить время на старших курсах не на лабу, у нас не поощрялось. Но профессор Николаев еще и отправлял своих студентов на летние стажировки в Штаты. И случилось у него так, что он договорился с одним универом, что пришлет туда своего студента на лето, а потом что-то сорвалось, он договорился с другим универом, потом проснулся первый, и оказалось, что студент один, а летних позиций две. Профессор Николаев отправил студента искать себе замену. А с Андреем Борзенко мы были хорошо знакомы еще с олимпиадных времен. Так я попал на лето 2006 года в Боулинг Грин. Там я не только научился делать науку и решил поступать в американскую аспирантуру, но и смог попрактиковать свой английский с настоящими американцами и индусами.

Помню, как пришли мы после долгого перелета и переезда к секретарше Норе, и я не мог ни слова понять. А перед этим в Амстердаме американские погранцы доставали меня вопросами, которые я тоже с трудом понимал. Как еще визу дали. Но дали, пустили, а дальше разбирался постепенно. Непосредственным моим руководителем был русский постдок (в БГ вообще русских много), но время от времени приходилось разбираться с получением social security card, открытием банковского счета и прочими вещами, где хочешь-не хочешь, а заговоришь по-английски.

Я тогда для себя четко понял, что моя цель - это коммуникативная удача. Не надо пародировать американский акцент и строить сложные фразы с заумными словами. Надо говорить громко, четко и просто. И все тебя поймут. И все тебе все покажут, сделают, что ты от них хочешь.

Через год я приехал учиться в аспирантуру Университета Питтсбурга. Для поступления туда нужно было сдать экзамены. В том числе TOEFL - на знание английского языка. Второй GRE, кстати, тоже включает verbal part, которую я написал весьма прилично для химика-неамериканца на 520 из 800. К TOEFL мы с братом поготовились две недели по взятым из сети материалам. Я получил 105 из 120. Reading 29/30, Listening 29/30 - удивительно!, Speaking 20/30, Writing 27/30. Сам я считаю, что это нормальный уровень. Более чем достаточно для успешного начала аспирантуры. У моего брата, без боулинг-гриновского опыта, было 98 (15 по Speaking), и сложно сказать, кто в результате оказался успешнее. У Питтсбурга минимальные требования были 80, что вполне адекватно. Неадекватно, когда University of North Dakota требует Speaking не ниже 26.

В Питтсбурге сразу начались ориентации, а затем классы и преподавание. Многие жалуются на классы в аспирантуре, но мне очень нравится, что в США, в отличие от Европы, студенты продолжают учиться. Я действительно узнал много нового по химии. И в плане английского это было мое первое систематическое погружение в язык, когда надо его слушать не пару минут, а часами.

Вот преподавать я вначале очень боялся. Вдруг студенты меня совсем не поймут? Допускаю, что правильно поступают университеты, которые на первом году дают всем аспирантам fellowships, а тичить просят только потом, когда люди успеют освоиться. Ничего, хоть в одном из evaluation мне в итоге и поставили satisfactory, отметив, что мой английский было не понять, haters gonna hate. Студенты, у которых все хорошо было с химией, меня прекрасно понимали и все делали по моим указаниям. Это я их чаще не понимал и переспрашивал.

Помимо непосредственно учебных и бытовых целей, я постепенно окружал себя английским. Слушал новости на cnn.com, читал местную университетскую газету, Chemical & Engineering News, блоги, Wikipedia. И вот только тогда, при полноценном погружении и мотивации, после стольких лет я, наконец-то, выучил английский. Буду датировать это 2008 годом. Мне было 23 года.

Я не люблю кокетства в духе: “Я и русский-то плохо знаю”. Знал бы я английский плохо, не защитил бы PhD диссертацию. В английском я достиг уровня профессионального владения. Сейчас я занимаюсь мобильными приложениями. Reading - я могу прочитать все, что мне нужно по этой теме. Listening - подкасты слушаю, на понимание не жалуюсь. Writing - описания приложений пишу. Speaking - этот навык мне в последнее время требуется нечасто. Но пару раз умел все рассказать и даже по телефону. А по телефону я и по-русски не люблю общаться.

Признаю, что до носителей языка мне далеко, но я не рвусь в шпионы. Я русский человек, живущий в США. Мне не придет в голову говорить с моим братом по-английски. Я люблю Пушкина, а английская поэзия меня не вдохновляет. Мысли в моей голове по умолчанию русские, поэтому когда со мной кто-либо неожиданно заговаривает по-английски, я вначале теряюсь и не могу понять даже простые фразы. Мозгу нужен щелчок, чтобы переключиться. Такое еще бывает, когда в русском тексте попадается обширная английская цитата. Мозговеды, наверно, знакомы с таким эффектом.

Мой английский вышел на профессиональный уровень в 2008 году, а дальше я наблюдаю лишь постепенное улучшение/деградацию, но никак не качественный скачок. Выше только научиться читать и понимать Шекспира без запинки и говорить без акцента. Я не уверен, что настолько люблю английский, чтобы тратить на это свое время. Лучше я выучу до профессионального уровня еще пару языков.

Если иностранные фильмы я предпочту смотреть по-английски, то литература на английском для меня осталась сомнительным развлечением. На английском я только перечитал Hobbit, прочел несколько рассказов Washington Irving (вот откуда берутся слова для GRE Verbal!) и недавно A Study in Scarlet, чтобы узнать, что там Конан Дойл наврал про мормонов. Не жил бы в Юте, не стал бы читать. Когда-то принимался читать Harry Potter, но не пошло. Я и по-русски осилил только четыре книги и три фильма. Чем дело закончилось, представляю смутно.

Бытовые познания английского у меня тоже так себе. Перед тем, как идти к зубному, пришлось почитать, как зубы называются. О том, что коренные - molars - я слышал, а вот клыки - incisors - пришлось учить. Это как брат спросит меня между делом: “Как по-английски будет ‘шило’?”. А я без понятия, что это awl. Приходится лезть в словарь. Я сейчас часто смотрю незнакомые слова или произношение знакомых слов вот тут: herbal. Даже выписываю те слова, которые совсем неправильно произношу, чтобы переучиваться. Например, на букву “a”: adjunct, advent, affidavit, apparel, arachnid, archetypal, asphalt, asylum, attractant. Меня тянуло сказать “асилум”, а оно “эсайлем” - актуальное, между прочим, слово.

Я рекомендую всем ученым, разработчикам мобильных приложений и остальным “молодым профессионалам” изучать английский до профессионального уровня. Мне это удалось сделать в аспирантуре, но тому предшествовали годы занятий разной степени напряжности. В современном мире сносный английский - необходимый навык. Самым новичкам я советую Duolingo, но возможностей для учебы сейчас множество, благодаря Интернету и создателям контента. Не сравнить с моим детством.

Представьте, что у вас просит совета человек из бывшего СССР, у которого английский на уровне kolkhoz, что вы ему расскажете?
Tags: english, language, memoir
Subscribe

  • Сиэтл побил рекорд температуры

    До этих выходных самая высокая температура в Сиэтле за 126 лет наблюдений была 103 ºF (39 ºC), причём этот рекорд был поставлен в июле, а для июня он…

  • Апрельские итоги

    1. Продлили договор аренды ещё на год до мая 2022 года. Мы живём в Сиэтле с декабря 2015 года, и в бытовом плане нас текущая квартира устраивает. Нас…

  • Что сделано в феврале

    Я научился работать над обновлением приложений параллельно с прослушиванием аудиокниг. За короткий месяц февраль я обновил 12 наших приложений под…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Сиэтл побил рекорд температуры

    До этих выходных самая высокая температура в Сиэтле за 126 лет наблюдений была 103 ºF (39 ºC), причём этот рекорд был поставлен в июле, а для июня он…

  • Апрельские итоги

    1. Продлили договор аренды ещё на год до мая 2022 года. Мы живём в Сиэтле с декабря 2015 года, и в бытовом плане нас текущая квартира устраивает. Нас…

  • Что сделано в феврале

    Я научился работать над обновлением приложений параллельно с прослушиванием аудиокниг. За короткий месяц февраль я обновил 12 наших приложений под…