andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Categories:

Советы помещаю в блог

Не так часто, но пару раз в год мне пишут, спрашивая совета о поступлении в аспирантуру. Я даже стал задумываться, не добавить ли мне на мой сайт о грин-картах пример моего Statement of Purpose и рекомендательного письма, которое я писал за одного из своих российских профессоров. В конце концов, аспирантура – важный шаг на пути иммиграции.

Я надеюсь, что люди, которые спрашивают моего совета, осознают, насколько я квалифицирован судить о современной академии, и еще пишут тем, кто читает больше двух статей в год. Но вчерашнее письмо заставило меня взглянуть на ситуацию с новой стороны. Написал мне парень, который тоже олимпиадник, заканчивает магистратуру по органической химии в России, хочет продолжить обучение за границей и горит энтузиазмом быть ученым-химиком.

И вот он не хочет совершать “ошибку выжившего”: ведь очевидно, что если написать успешному профессору, то тот будет красочно рассказывать, как надо много-много работать, но потом станешь профессором и будет счастье. А вот узнать у человека, который хотел стать профессором, но потом передумал, каких ошибок стоит избегать, чтобы так же не разочароваться в академической науке под конец аспирантуры, может оказаться намного полезнее.

В том числе мне были заданы следующие конкретные вопросы:
1. Какие отношения должны быть между научным руководителем и сотрудником?
2. Как вообще понять, какая научная группа нацелена на получение знаний, а кого интересует только хиршево-материальная составляющая?
3. Как оптимизировать всю ненужную бумажную работу, чтобы больше времени оставалось на науку? 

Ответить на них непросто, поэтому я написал кучу мыслей на тему. И часть моего ответа помещаю в блог.

Во-первых, я сразу же посоветовал переквалифицироваться из химии в айти – чем раньше, тем лучше. Это общее наблюдение, к которому пришел не только я сам, но и несколько знакомых мне химиков и биологов. Квантовикам перестроиться проще, органикам сложнее, но лучше переучиваться в 22 года, чем в 33 (а в 33 лучше, чем в 44). И дело не только в деньгах и общей бесперспективности химии в современном мире. Я собирался быть профессором в том числе, потому что хотел достичь той ментальной гармонии, которую можно назвать work-life balance, но для меня это комплексное состояние без постоянного стресса, без моральных дилемм и компромиссов. И когда я лучше познакомился с тем, чем именно занимаются профессора, я серьезно задумался о том, чтобы заняться чем-то другим. И вот, разрабатывая с братом мобильные приложения, я нашел ту гармонию, о которой мечтал.

Сейчас я учу Java и Android Development. Чтобы хоть немного разбираться в коде, который будет писать мой брат. Жалею, что не начал учить программирование раньше. Не в том смысле, что в детстве, вместе с братом по тем же книжкам, а не начал четыре года назад осенью 2014 года, когда у меня к этому были все возможности и мотивация.

В детстве я программированием заниматься не хотел, а хотел учить химию. И никто никогда меня с этого пути не пытался сбить да и не смог бы. Я выбрал химию сам, прочитав химическую энциклопедию. И ушел из химии сам. Тут, конечно, мой брат с его идеей делать мобильные приложения сыграл роль, но исключительно в плане того, что показал путь, куда можно идти, и ускорил неизбежный уход.

Поэтому я не боюсь, что своими советами испугаю потенциального великого химика. Если человек хочет быть ученым, то он им будет несмотря на мое ворчание. Но я чувствую на себе моральную обязанность, что если ко мне обращаются за советом, то я должен выдать честное предупреждение. Меня самого так в СПбГУ предупреждали, чтобы я не ходил на кафедру ХПС, я не послушался и пошел. Потом понял, что те, кто предупреждал, были правы. Но не жалею, что их не послушал.

Всю бессмысленность и несправедливость академии можно увидеть только изнутри и в процессе. Обычно к концу аспирантуры. И тут проверяется верность человека научным идеалам. Если он готов ради них страдать и писать гранты, то пусть будет профессором. Если не готов, то это тоже нормально. Но я предупреждал, что так и будет :)

Во-вторых, я дал несколько общих соображений, как выбрать профессора (спрашивать недавних выпускников, не идти к тем, у кого слишком большая группа – больше 20 человек – или, наоборот, слишком маленькая, не идти к тем, кто заставляет аспирантов преподавать по много лет), но предупредил, что самое важное – это проект. Он определяет больше половины успеха в аспирантуре. Я на это насмотрелся и в Питтсбурге, и в Беркли. И вначале не понятно ни профессору, ни аспиранту, где золотое дно, которое принесет много крутых статей, а где “гроб”, который заведет в тупик. И не всегда потом можно будет проект безболезненно поменять.

Сколько раз я видел, как два одинаково умных человека оказывались на разных проектах в одной группе. У одного сразу все идет, появляются статьи, а за ними поощрение со стороны профессора, поездки на конференции, премии и стипендии, постдок в крутом месте. А другой буксует. И мне кристально ясно, что поменяй их местами, и первый бы провалился, а второй преуспевал. Что это особенность химии, а не того, что у кого-то руки прямее.

Мне вначале в аспирантуре назначили провальный проект. Я с него быстро сумел перескочить на карбен-бораны, по которым опубликовал десяток статей. А другой парень, которому назначили мой старый проект, ничего не смог по нему добиться и свалил с мастером. Потом именно на карбен-борановый проект перебрасывали тех, у кого ничего не получается, а публиковаться и защищаться на чем-то надо. На постдоке мне поменять проект проф отказался, а я уже сам не особо рвался брать инициативу в свои руки. Точнее я ее взял, но не в плане науки.

Или рассказывали мне такую историю: в группу очень известного профессора приходит новый постдок. И его ставят доделывать проект, который бросил, уйдя на работу в индустрию, предыдущий постдок. Там остается доделать пару примеров, и за две недели работы новый постдок завершает проект, который публикуется в Science, он там оказывается вторым автором – неплохо для двух недель работы и свежего постдока. Но при этом все понимают, что любой компетентный химик на его месте добился бы того же. Но публикация есть публикация. Любой другой вариант (не включать его автором; не отпускать первого постдока, пока тот все не завершит; не заканчивать проект вообще) выглядит еще несправедливее.

Я и с мобильными приложениями провожу параллели. Допустим, мы решили не сами создавать эппы, а заказывать их фрилансерам с уговором разделить доходы пополам (не самая глупая схема, но нам спокойнее все делать самим). И вот я раздаю темы приложений, мне все они кажутся хорошими и перспективными. На каждую тему уже существует много успешных приложений в магазине. Кому-то достаются “Флаги”, которые принесли нам на сегодняшний день 100k+, а кому-то “Города”, которые принесли всего 14k. Но при этом сделать базу данных для “Флагов” намного проще: список стран понятен, все есть в Wikipedia; а для городов надо определиться, какие города включать, найти для них хорошие фото. И кто-то за меньшую работу получит в 7 раз больше, чем другой за большую. Тут получилась бы такая же лотерея как с научными проектами.

В-третьих, я посоветовал искать во время или после аспирантуры возможности индустриальных стажировок. Среди компьютерщиков они распространены, а у химиков нет. И зря. Когда-то я считал индустрию скучной, несвободной, но индустрия разная бывает, как я имел возможность узнать, общаясь с друзьями, кто туда пошел. Энтузиасты науки, которыми являются многие начинающие аспиранты, не понимают, что я имею в виду под “кризисом финансирования” в академии. Им кажется, что если все, что им надо для счастья – небольшая зарплата, чтобы на нее можно было прожить, и лаба, оснащенная для занятия их любимой наукой, то государству будет несложно выделять ежегодно пару миллионов из триллионного бюджета.

И государству действительно несложно. Американское правительство готово содержать, скажем, 4000 химических лабораторий. Проблема только, что энтузиастов-химиков больше 4000. А многие хотят пожизненных гарантий, что если они один раз попали в топ-4000, их будут кормить до пенсии, а каждый год бороться с другими энтузиастами за место в кормушке они считают недостойной ученого “хиршево-материальной” возней.

Но за последние годы я не только отдалился от науки настолько, что уже не уверен, что должен и хочу в нее возвращаться, но и стал более подозрителен к государству, государственному финансированию науки и вообще любым подачкам с его стороны. Это тоже философская позиция, которую в юности сложно понять. И пока я не создал свою альтернативную модель занятия наукой без государственного финансирования, я повторю совет №1 – учитесь программировать.
Tags: academia, philosophy, science
Subscribe

  • Национальный парк Олимпик – Поднялись на три горы

    Вот и третий национальный парк в нашем штате мы посетили в этом году. Парк Олимпик расположен на полуострове к западу от Сиэтла. Мы там уже бывали…

  • Северные Каскады и озеро Инголлз

    В штате Вашингтон расположены три национальных парка: Mount Rainier, Olympic и North Cascades. До последнего из них нам ехать всего 2,5 часа, но его…

  • Gothic Basin

    Утром во вторник мы встали в 6 утра, собрали палатку, позавтракали и поехали на Barlow Pass Trailhead, откуда начинается путь в горную долину,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Национальный парк Олимпик – Поднялись на три горы

    Вот и третий национальный парк в нашем штате мы посетили в этом году. Парк Олимпик расположен на полуострове к западу от Сиэтла. Мы там уже бывали…

  • Северные Каскады и озеро Инголлз

    В штате Вашингтон расположены три национальных парка: Mount Rainier, Olympic и North Cascades. До последнего из них нам ехать всего 2,5 часа, но его…

  • Gothic Basin

    Утром во вторник мы встали в 6 утра, собрали палатку, позавтракали и поехали на Barlow Pass Trailhead, откуда начинается путь в горную долину,…