?

Log in

No account? Create an account
dragonium

andresol


Блог Андрея Соловьева


Previous Entry Share Next Entry
Продолжение о classmates
dragonium
andresol
1. В комментариях к предыдущему посту возникла тема важности аспирантского проекта для общего успеха в науке. Хочу ее развить и рассказать историю.

Майк был одним из самых запомнившихся мне одноклассников в Питтсбурге. Высокий такой, с бородой, перед аспирантурой он три года проработал в индустрии, поэтому я невольно смотрел на него как на старшего, хотя в понимании органической химии мы были примерно на одном уровне.

Майк работал в группе профессора Казунори Койде, который закалял свой самурайский дух, делая PhD с K.C. Nicolaou, а постдока с Gregory Verdine – для тех, кто в теме, эти имена известны как одни из самых требовательных руководителей, если сказать мягко. Понять японский акцент Койде не мог ни я, ни студенты-андеграды, но его научные результаты перевесили его преподавательские недостатки, и теньюр в Питте он получил.

Целью для Майка было синтезировать довольно простую на первый взгляд молекулу Stresgenin B – an inhibitor of heat-induced heat shock protein gene expression – открытый в 1999 году. Да, три стереоцентра (четыре, если считать двойную связь), но такие молекулы, как мне казалось, уже лет 30 без проблем синтезировали. Ее синтез должен был занять максимум год.


Тем удивительнее было мне обсуждать этот синтез с Майком, выслушивать его жалобы на то, как ничего не работает. Шли годы, я защитил диссертацию, а Майк все продолжал мучать этот стресгенин (генерящий стресс?) Б. Но сенсей дал приказ – его дело было исполнять.

Когда я стал проверять, где оказались мои classmates, я нашел на сайте диссертаций Питта работу Майка – мастерский тезис “Towards the Total Synthesis and Stereochemistry Determination of Stresgenin B” 2016 года, то есть через 9 лет, как мы начали аспирантуру в 2007-м. Работа недавняя, поэтому доступ к ней еще будет закрыт до 2021 года, и я не смог посмотреть, что же Майк успел сделать. Но как вы поняли из ее названия, стресгенин он так и не синтезировал.

Быстрый поиск показал, что в 2018 году эту структуру для Койде все же синтезировал уже его новый сингапурский аспирант. И структура оказалась неправильной, не соответствующей природному соединению. Такое случается: 19 лет синтезировали, пролили кучу пота и растворителей, и оказалось, что синтезировали не то. Пересмотр спектров и синтез потенциальный кандидатов – работа уже для следующего поколения студентов.

Я посмотрел, что еще в 2005 году из группы Койде ушел с мастером еще один студент, который не справился со стресгенином Б. А что же Майк? Одну статью за время grad school он все же опубликовал в Tetrahedron Letters (не самый топовый журнал) по побочному проекту о производных флуоресцеина.

В своем профиле на LinkedIn Майк пишет, что увлекается американской историей (особенно Гражданской войны), любительской астрономией (иногда заходит в местную обсерваторию), и его жена прощает его увлечение экзотическими автомобилями. Работает он assistant service manager в дилерстве “Тойоты” в пригороде Питтсбурга.

2. Но еще больше, чем с Майком в первый год аспирантуры я общался с американцем иранского происхождения Амиром. Он происходил из богатой семьи (я отношу к таким всех, кто покупал себе дом в Питтсбурге на время учебы в аспирантуре), и был важным примером философского спокойствия и самоуверенности.

Приведу такой эпизод: в весеннем семестре у нас был курс по органическому синтезу. Все приходили за час до занятия, и аспиранты по очереди делали доклад о какой-нибудь научной статье. Профессор Випф поставил одно условие – статья должна была быть свежей, 2007-2008 годов. Докладываться никто толком не умел, статьи были стандартно скучными, и я уже не помню их (даже ту, которую докладывал я сам), кроме одной. Амир проигнорировал профессорские требования и решил рассказать о “классической” статье Джеймса Тура о нанопутинцах (JOC, 2003; поразительно, но о них есть подробная статья в Wikipedia с переводами на 12 языков).


Профессор особо и не пытался скрыть свое раздражение подобным выбором и нарушением устава, но презентация продолжилась, и Випф ограничился вопросом, каковы химические причины того, откуда у нанопутинцев растут руки.

А Амир как раз и пошел в группу Випфа. Туда пошло аж шесть человек с нашего года. Были слухи, что это самый продуктивный профессор-органик в Питт. И многие в будущем пожалели об этом выборе. Я раньше считал, что Випф – нормальный профессор, он и не обязан быть добрым, но уже после защиты (он был на моем committee) я услышал о нем такие истории, что простить его отношение к аспирантам уже никак не могу.

Амир был слишком независим, чтобы не понять раньше других, что с Випфом защититься будет проблематично, и на втором году аспирантуры перешел в группу добрейшего профессора Стива Вебера, где защитился первым из нашего года. Но он был в особенной программе MD/PhD. Забавно, но самая цитируемая его статья – обзор “Nanoparticles in cellular drug delivery”, который он успел написать с Випфом (768 цитирований из общих 946).

Сейчас Амир заканчивает шестой год резидентуры по нейрохирургии в медицинском центре при Университете Питтсбурга. На нейрохирурга учиться долго. Его жена – тоже врач. У него все хорошо, как я вижу по фб. В моих глазах он самый крутой выпускник нашего года, круче профессоров химии.

3. В силу собственной биографии мне всюду запоминаются примеры, как люди переходят из науки в айти. В прошлом посте я отнес к этой категории помимо себя еще двух китайцев – Пингсана и Ванли. Их биографии в чем-то поразительно параллельны. Оба в Питт долго не задержались: Пингсан ушел в 2010 году с MS, а Ванли ушел делать MS в Petroleum Engineering в Colorado School of Mines.

И оба потом отработали по 5 лет в нефтянке (Valero и ConocoPhillips), получили по еще одну мастеру (в Management Information System и Computer Science), и сейчас Пингсан работает программистом в Amazon, а Ванли – Data Scientist’ом еще где-то в США. Знают, куда ветер дует.

Я сравнивать химию с computer science могу напрямую, так как мой брат в computer science продолжает активно работать. Вот сейчас готовится рецензировать статьи для очередной конференции. Таких хоррор-историй о лаборатории и синтезе, которые я люблю рассказывать, я от брата никогда не слышал. Нет у них в CS своих slave drivers. То ли это специфика научной области, работы на компьютере с текстом, а не в тяге с веществом, то ли тупо больше денег и карьерных возможностей. Но как бы мне ни было горько признавать, CS – живая наука, где именно сейчас делаются важные открытия, а в органической химии наблюдается застой, синтез никому ненужных соединений ради публикаций.

Я тут глянул, как обстоят дела с химическими приложениями в Google Play. Печально обстоят, можно сказать, что сферический конь в вакууме не валялся. Какие-то багучие поделки с ужасным дизайном и ограниченной функциональностью. Если калькулятор молярной массы считает кристаллогидраты – это уже чудо. Так и чешутся руки самому заняться этой областью, когда у меня будет миллион. Лучше уж создать идеальный балансировщик химических реакций для школьников, чем вернуться в лабу и 20 лет мучать синтез очередной хрени.

4. В связи с синтезом ради синтеза я расскажу еще о Ханмо. Он был больше, чем классмейт – он был моим лабмейтом: мы вдвоем с нашего года пошли в группу Денниса Каррана. О своих лабмейтах я уже писал в этом жж: о северодакотском профессоре Чу и другом сыне врачей Эверетте. Ханмо был единственным классмейтом, с кем я встречался лично после своей защиты – осенью 2016 года в Бостоне.

Но тогда в 2007 году Ханмо перевелся в Питт после года в Университете Западной Вирджинии – не только от нас уходили, но и к нам приходили – помню у него машина все время аспирантуры так и была с западновирджинскими номерами. В качестве проекта Карран назначил ему синтез мелосцина – какого-то алкалоида.

Идею синтеза придумал другой аспирант Дейв, который к тому времени уже готовился защищаться, для своего original proposal. Ключевым там был радикальный каскад, где за один шаг образовывалось сразу две C–C связи, и выбор цели для синтеза определялся не тем, нужно эту штуку синтезировать или нет, а тем, что можно таким каскадом собрать.

Проект был жутко рискованным. Напоминал синтезы, которые Карран делал в 1980-е и которые привлекли меня в его группу и вообще в Питт. Но достался он не мне, а Ханмо. И к лучшему: я не уверен, что смог бы добраться до цели. Я нетерпелив, мне нужен результат и желательно сразу. А Ханмо не был ни историком, ни философом, но он был аккуратным химиком. Начальство сказало синтезировать, он засядет в лабу и будет исполнять.

Весь успех зиждился на том каскаде – пройдет или нет. Гарантий не было. Два года у Ханмо ушло только на синтез исходника для каскада. Там тоже были свои неудачи и начинания всего с самого начала. Но вот он получил заветный дивинилциклопропан, добавил инициатор радикальных реакций, и каскад прошел, как и задумывался Дейвом (15 -> 16). Как редко такое случается в органической химии!


Ханмо получил свою статью в JACS (Дейва не упомянули даже в Acknowledgements, что я считаю несправедливым, идея-то была изначально его), PhD и позицию постдока в Boston College в группе Амира Ховейды. Потом Ханмо на мои жалобы, что сложно в Беркли жить на постдоческие 40k в год, добавлял, что жить в Бостоне на 35k ни чуть не проще.

Но научные дела пошли у него в гору, включая статью в Nature с нобелевским лауреатом Ричардом Шроком – давним соавтором Ховейды. Через два года постдока Ханмо перешел работать в Amgen, где ему сделали грин-карту по EB-1B, и на ЛинкедИне я вижу, что с прошлого года он Medicinal Chemist в Relay Therapeutics в том же Бостоне.

Еще один хэппи-енд? Тот случай, когда удача улыбается тем, кто наиболее готов к ее улыбке? Мне сложно предсказать, как сложилась бы карьера Ханмо, если бы тот каскад не сработал. Косвенно могу предположить, что точно так же, но экспериментально уже не проверишь. У того же профессора Койде был не только Майк, но и Аманда, которую я упоминал в прошлом посте – ей достался хороший проект, который не только был быстро опубликован, но и получил широкое освещение в C&EN, и теперь она профессор в Мичигане. Нет, все же от проекта зависит даже больше, чем от профессора.

Я вспоминаю начало статьи Фила Барана о синтезе Palau’amine, где упоминаются “дюжины PhD диссертаций”, которые были посвящены провальным попыткам синтеза. И там тоже изначально структура была установлена неправильно. Фил Баран и его команда, конечно, герои синтеза, но что стало с этими десятками аспирантов, которые угробили по 5-6 лет, а палауамин так и не синтезировали?

Профессора руководят лабой с капитанского мостика и бросают в бой новых студентов взамен ушедших с мастером. А потом в учебниках пишут, что “Вудворд синтезировал”. У профессора много попыток, неудачи и успехи для него – статистика для грантов. У аспиранта попыток одна-две.

5. Я уже собирался закончить с таблицей своих classmates, когда решил погуглить насчет китаянки по имени Хонг: продолжает ли она работать Senior Scientist в J&J, как указано в LinkedIn, и прочитал, что пару лет назад она умерла от рака в возрасте 34 лет.

Весть тем печальнее для меня, что я ее хорошо помню по классу Separation, который мы вместе брали. Обычно органики его не брали, вел его профессор Вебер, с которым Хонг сделала PhD.

И это memento mori стало для меня самым важным уроком из всего этого поиска бывших одноклассинков. Насколько неважны все эти хирши, теньюры и миллионы. Все мы, кто читает этот пост, живы, и это главное.



  • 1
Как интересно!
Я почему-то считала, что любой синтез заказываешь в Китае, и они тебе высылают компаунды вместе с анализом. По опыту знаю, что найти органика-синтетика было сложно, и я думала что вся мед.химия мигрировала туда.

Спасибо!
Точно скажу, что синтез в США полностью не исчез ни в академии, ни в индустрии. Тот же Ханмо решил остаться в США и занимается именно синтезом, я находил его недавние патенты. В академии под чистый синтез стало очень сложно гранты получить, но если привязать к биологии, то ведущие группы деньги получают и синтезы делают.

В Китае академический синтез очень вырос за последние годы, как я вижу по авторам публикаций на эту тему. Коммерческий синтез под заказ - немного другая тема. Я, если честно, не знаю, что они ответят, если им заказать делать молекулу, которую до этого никто не получал: будут пытаться или сразу откажутся, если увидят проблемные шаги. Понятно, что хороший профессионал, который много лет занимается только синтезом, сможет получить что угодно быстрее, чем начинающий аспирант, но много ли таких высококлассных специалистов в таких конторах?

Вот именно! Очень сильная концовка поста!


Спасибо! Во многом именно концовки я решил, что обязан отдельный пост еще написать, настолько меня эта новость потрясла. Не уверен, что нашел правильные слова, у больших писателей с этим лучше получалось, но раз ты ее отметила, значит, хотя бы часть своих мыслей я передал правильно.

У меня чистый эксперимент на сыновьях: младшенький с мастером по CS зарабатывает в 2 раза больше, чем старшенький с PhD по химии.

Для меня такой результат неудивителен. Но я добавлю, что он отражает востребованность обеих областей современным обществом. Я все равно хотел бы в будущем заниматься химией, потому что она мне нравится и я по ней больше знаю. Но чтобы заработать денег, эффективнее заниматься айти.

У японцев вообще очень как-то туго с языком и преподаванием. У нас был один в UCSD, это был мрак полнейший просто - никто не мог понять ни слова, при этом он был очень требовательный, но никто не мог понять ни чего он собственно хочет, ни о чем вещает, на ratemyprofessor я никогда не видела раньше таких низких оценок андерградов, как у него, причем там их реально очень много, а не один-два троечника прибежали. Теньюр он почти 7 лет пытался высидеть, но не смог и вернулся назад в Японию. С другой стороны, у него и пхд было японское - то есть ни малейшего представления о местной системе, ни вообще ничего, видать в профессора взяли исключительно благодаря громкому постдоку.

Я заметила, что это вообще частая история, когда молекула кажется на первый взгляд простой, а на деле - у меня у самой такое было, порой вот смотришь на иной синтез, жалкие 5-7 стадий простигосподи, думаешь, ну чего ж тут делать-то, сейчас три недели и все, а нифига. Даже с простыми циклическими пептидами такая петрушка регулярно бывает, а тут и вовсе. У меня на постдоке тоже был синтез как бы на первый взгляд не сказать, что и сложный, никакой особой стерео, просто функционалка не самая устойчивая, ибо на этом вся кембио и зиждется, но блин как на последней стадии она стала капризничать... Но в индустрии хорошо, что можно поставить себе дедлайн, а если не вышло - отослать в Китай, чтоб через полгода прислали готовое, и в итоге к этому дело и шло, но я решила, что ну синтезируют мне эту молекулу, и мне потом ею мышей мучать? И как-то так сложились обстоятельства, что в первые в жизни решилась разорвать свой венец терпения и убежала ;-) У меня вообще в жизни немало было синтезов такой примерно длины (5-7 стадий) и они все очень по-разному работали. И даже опубликованные не всегда сразу прям работали, хотя самый быстрый из опубликованных занял у меня чуть больше недели. Меня больше всего всегда раздражало, что синтез - это не какая-то гребанная биология, где звезды легли не так и наша песня хороша, начинай сначала, хоть ты на это никак повлиять и не мог и контроля у тебя над звездами ноль, но уж в синтезе, в синтезе-то, ну тут же все четко - вон и механизмы нарисовали, и схемы, и всякие тебе мониторинги чего там как и когда, а вот хрен - все равно оно как пойдет черти куда, и ты думаешь и все вокруг думают, что все в твоих руках, а на деле это иллюзия.

Интересно, этому ассистант-тех-менеджеру насколько сильно надо разбираться во внутренностях машины, полагаю, что в какой-то степени надо. Мне кажется, это намного сложнее синтеза и небось тоже в меру непредсказуемо :-)

Концовка очень резонирует с книжкой, которую я только дочитала и думала даже написать пост и которую можно кратко суммировать в виде песни.

С синтезом два интересных момента. 1) Если просто выглядящую молекулу на самом деле сложно синтезировать, то это большой плюс для химиков-органиков: есть еще что изучать и совершенствовать. Я бы, если и стал заниматься экспериментальной органикой, то или методологией, или упрощением синтеза таких молекул, которые вообще должны в 5 стадий максимум собираться, а собираются в 20. Там же столько непродуктивных шагов по манипуляции функциональных групп.
2) Бывает, что сложность именно в физическом исполнении синтеза: реагенты опасные или капризные. Но ведь чаще исполнить, если известна работающая стратегия, тривиально, пусть и нудно. А годы уходят на поиск этой стратегии и точных условий для каждой стадии. В общем, есть над чем подумать и поработать, но не в условиях стресса, когда если не получится за отведенный промежуток времени, то иди гуляй без дегри и публикаций.

Я не совсем понял, чем именно Майк занимается, поэтому скопировал его должность, как он сам себя на ЛИ назвал. Может, он уже и не там работает, просто не обновлял страницу. Но в органическом синтезе много рутинной бездумной работы, поэтому в интеллектуальном плане даже просто продавать машины может быть не таким страшным понижением.

У меня другая песня крутилась в голове, не такая известная. Но да, в стихах и/или музыке иногда можно изложить идею доступнее.

(no subject) (Anonymous) Expand
Да уж. Для меня читать про такое отношение к аспирантам удивительно. Бросать студентов как котят и смотреть, выплывет ли — это дикость. Я защищался в МГУ, на нашей кафедре аспиранты каждый год писали отчет завкафу, как раз чтобы избежать ситуации, когда проект без движения слишком долго. Такой внешний контроль не помешал бы и в Штатах. Из общения с grad students, которые меня окружают сейчас, никакого внешнего контроля за ними нет, они полностью в рабстве у профессора. Но их хотя бы не бросают — они ведь стоят денег, зачем разбрасываться ресурсом, лучше перекинуть на более перспективный проект. Наверное, здесь еще наша специфика — в наших экспериментах всегда много участников, практически никогда человек не остается один на один с задачей. Проблемы же часто бывают, когда человек в одиночку что-то делает.

Разные профессора по-разному относятся к таким аспирантам, которые "не тянут". Нормальным считается в какой-то момент переставить человека на другой проект, который точно сработает. Но вот так уперто, 9 лет работать над одной молекулой - это и по американским меркам перебор.

Здесь тоже есть и регулярная отчетность о прогрессе на пути к диссертации, и такая вещь как committee из 3-4 профессоров, которые этот прогресс мониторят, чтобы аспирант не оставался один на один с неадекватным руководителем. Самая известная и драматичная история об аспиранте гарвардского профессора и нобелевского лауреата E.J. Corey. Тот аспирант не смог синтезировать молекулу, запутался в спектрах и покончил с собой, приняв цианид калия и оставив записку, что в его смерти вините профессора. Кори после этого только постдоками разрешали руководить.

А я в Питте был на первом постдоке в 2006-08. Про Випфа слышал, но не пересеклись.  Гадские были годы, приходилось притворяться постдоком. Все эти Ку...


У постдоков намного больше гибкости в том, когда и куда уйти. Диссертацию писать не надо. Я о своих 11 месяцах постдока в Беркли в этом блоге намного меньше вспоминаю, чем о годах в Питте. Не то, чтобы там было что-то ужасное, но много бессмысленного. О Випфе и его студентах я еще долго могу рассказывать, но пока сделаю паузу.

как всегда, очень интересно. Действительно первая молекула выглядит не особо страшной. И мне тоже было бы интересно заниматься оптимизацией синтезов таких маленьких "ежиков".

Мне знакомый из киевского Енамина говорил, что до определенных размеров чем меньше молекула, тем больше за нее платят. Т.к., если она маленькая, но ее все равно заказывают в недешевой конторе - что-то с ней не так.

Как химик-оптимист я вижу, что эта молекула должна получаться в 4 стадии: 1) циклопентенон энантиоселективно гидроксилируется по двойной связи; 2) стереоселективно образуем ацеталь с амидом пировиноградной кислоты; 3) окисляем в альфа-положение к кетону в цикле до двойной связи; 4) стереоселективно вводим экзо-двойную связь с каким-нибудь (EtO)2P(O)CH2CO2Me. Я сам понимаю, что тут на каждой стадии все может пойти не так, но Фил Баран призывает именно так мыслить и лучше перебрать 1000 условий, чтобы все сработало без лишних защитных групп, чем собирать такие молекулы в 11 стадий.

С конторами интересно, если бы Койде решил ее там заказать до того, как они статью опубликовали, смогли бы ее там сделать. Я не удивлюсь, если бы и смогли. Как бы я ни уважал Майка, проблема могла быть и в его химических навыках. Потому что проницательный химик давно бы или на другой проект перешел, или синтезировал бы эту молекулу, если это физически возможно, как впоследствии оказалось.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Да уж, в этом году как-то много знакомых в этом возрасте умерло. Надеюсь, что среди моих однокурсников все живые.

Я в этом плане подумал, что надо было ограничить поиск LinkedIn'ом, там о смертях обычно не пишут. Чем дальше, тем неизбежно таких новостей будет больше. Но когда самому уже 60+, наверно, легче их воспринимать. А в нашем текущем возрасте все это очень грустно.

Всегда бывает очень грустно читать про умерших коллег, особенно тех, кто умер раньше срока. Возникает ощущение, что ходишь по минному полю. Тебе пока повезло, а кому-то уже нет.

Согласен, не с этой целью я хотел своих classmates поискать.

Здравствуйте!
Хочу рассказать вам историю своей аспирантуры. Я поступил в life science аспирантуру в Германии. Как я позже понял, мне дали пустой, мусорный проект, который был частью большого гранта, распределенного между несколькими профессорами. Разумеется, я не сразу понял, что мне подсунули. Поступая в аспирантуру, я знал, что наука требует и сил и времени, и самоотдачи. Я, в общем-то, был готов работать в лаборатории, столько, сколько нужно. Мне нравилась экспериментальная работа, работа руками. Столько энтузиазма была, глаза горели! Я не мог себе представить, что можно человеку подсунуть настолько пустой, плохо продуманный проект. Я помню, что, поработав около года, осознал никудышность проекта. Более того, поговорив с другими аспирантами и сотрудниками, я к ужасу своему понял, что, во-первых, науч.рук никакого руководства не осуществляет в принципе, во вторых, публиковаться он не хочет (вернее, хочет, но только в нейчур и Сайэнс и так, чтобы не прилагать к этому никаких усилий; ему это удется за счет коллабораций), более того, он считает себя очень умным и поэтому своим аспирантам и постдокам, которые не наработали на Нэйчур, пишет плохие рекоммендации либо вообще не пишет рекоммендательных писем. Особенно тем, кто не лижет ему задницу. Да, публикации у него есть - но они все в коллаборациях. Потому, что ему лень разбираться - он ВЕЛИКИЙ, он хочет ПОЧИВАТЬ НА ЛАВРАХ. И то, многие профессора-коллаборанты стонут, потому, что не могут ничего опубликовать из совместных проектов.
Я просил, умолял дать мне какой-то параллельный проект и коллаборацию с кем-то, чтобы хоть что-то опубликовать к защите. Отказали. Хрен тебе! Вот проект по гранту - им и занимайся. Я докладывал и членам Thesis committee и обрисовывал им ситуациию. Но им было по барабану. Во первых, людям этот Thesis committee был до одного места, так как у всех полно своей работы, во вторых, никто не хотел ссориться с моим науч.руком, чтобы не поиметь проблем и, может быть, поучаствовать в очередном гранте между несколькими организациями. и тут я понял, что вся моя научная карьера накрылась тазом. Просто медным тазом. Мне дали абсолютно пустой проект, никакой помощи, поддержки, руководства - ничего! Никаких коллабораций, никакой работы вместе с постдоком - ничего не было! и при этом я понимал, что мой науч.рук не то, что не будет помогать мне в поиске следующего места, он еще и рекоммендации писать не будет! Наоборот, попытается меня утопить, как в открытую топил своих аспирантов. Я понял, что мне конец! Я впал в депрессию, в жесткую депрессию! В принципе, в таких условиях не стоило даже и защищаться, так как шансов найти постдока, я уже не говорю - постдока в нормальном месте - их не было. Под конец аспирантуры я сидел на антидепрессантах! От отчаяния, я стал просить, нет - умолять! - совета на российских научных форумах! О, как я ошибался! Эти твари - у меня даже язык не поворачивается назвать их людьми, научными сотрудниками - начали меня унижать, обгаживать, троллить! Я каждый день, понимаете Вы, каждый день проклинал себя, ругал себя матом, я ненавидел и себя и весь мир, я проклинал себя каждый божий день за свое решение пойти в эту дурацкую life science аспирантуру. Я не знал, не имел ни малейшего представления о том, что будет со мной дальше. Я не знал, как выдраться из депрессии. От антидепрессантов у меня помутился рассудок. И тут эти твари, молбиоловские твари. у меня даже сейчас кровь закипает! Нелюди, твари. Троллили меня! Я помню, как сидел и читал этот форум в 2 часа ночи и плакал, плакал - как меня обгаживали! я плакал и говорил - За что! За что! Я же человек! За что вы меня так! Я был на грани суицида.
Как меня только не обзывали: и что я тупой, и что я не хотел работать, и что мне нужно работать по 12 часов в сутки. Вот такие, с позволения сказать, российские учёные! Ни одного дельного совета я не услышал. Я пытался обьяснить, что мне плохо от депрессии, от одиночества, что я не знаю как быть, где найти силы - они троллили меня, оскорбляли, унижали, высмеивлаи мою депрессию. А я работал по 60 часов в неделю в этой лабе, через себя, через силу. Еле работал, есле ходил.

Так что у меня к ним нет никакого сочувствия! Когда академию реформируют и имущество передают ФАНО - я радуюсь, когда ученых переводят на пол-ставки, на временные контракты, когда падает обменный курс и гранты теряют покупательную способность, когда правительство срезает финанцирование - я кричу "Аллилуйя!!!" Вы, вы сами это все заслужили, сами. Теперь вам, твари молбиоловские, Путин или Трамп расскажет, какие вы ленивые, какие вы бездельники, как вы тратите деньги налогоплательщиков. Пусть, пусть. ТВАРИ МОЛБИОЛОВСКИЕ!!! Как людей просил, умолял о помощи. И ни одна тварь, ни одна...
Кстати, о том, что сейчас много информации о том, что наука - это лотерея, это неправда. Все упоминания об этом вычищаются из интернета. Дискуссии о темной стороне науки на форумах на приветствуются. Как я вижу, российские учёные просто молятся на американскую науку. Для них Западная наука, западные учёные - это боги! А любой, кто говорит плохо о западной науке - это поганый еретик, который подлежит оплёвыванию, высмеиванию, травле, унижениям. Вот такие они, российские ученые. Так что попробуйте рассказать негатив о западной науке на российских научных форумах - я посмотрю, как на вас накинутся с оскорблениями. Одному молбиоловцу - под ником MHCII - даже не дали грин-карты, потому, что другие молбиоловцы на него писали доносы ! Да, на него молбиоловцы писали доносы, потому что он посмел критиковать США. А этого нельзя делать. Вот такие дружные российские учёные. Друг на друга пишут доносы, вычисляют друг друга по Ай-Пи. О проблемах западной науки говорить на форумах ученых НЕЛ"ЗЯ. Попробуйте ради любопытства, а я посмотрю. Да вам стеклоочистители понадобятся от тех оскорблений и грязи, которые на вас выльют эти жестокие твари, эти убийцы, которых еще называют российскими учёными.

Сочувствую, вам удалось разобраться со своей ситуацией или вы все еще в аспирантуре?
Форумы и антидепрессанты - плохие успокоители. По моему опыту люди в подобных ситуациях ищут опору в семье, в искусстве, в религии, ищут адекватных профессоров, которые должны быть на любом факультете, но у которых нет времени и желания сидеть на форумах.

Я вот никогда не писал ничего ни на форумах, ни в сообществах. Мне жж тем нравится, что это мой журнал, это я тут могу стереть или забанить, кого захочу. И пишу то, что считаю нужным. В том числе уже много лет критикую академию. Но так как наукой я не занимаюсь уже более 6 лет, то стал спокойнее к ней относиться. Мне в свое время было важным понять, что это не я виноват, а профессора и проекты. Что я сам такой же умный, каким и был, пусть у меня что-то не работает. И пошел в другую сферу, где надо мной нет начальства, нет дедлайнов и контроля, и весьма преуспел. Чего и вам желаю.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
  • 1