?

Log in

No account? Create an account
dragonium

andresol


Блог Андрея Соловьева


Previous Entry Share Flag Next Entry
Зимнее путешествие - 24 декабря - День второй
dragonium
andresol

24 декабря, Old Rag to Dublin, VA


Наша палатка на снегу.


Собираться мы начали в семь утра, когда уже было светло. Собака никуда не делась и крутилась неподалеку. К восьми все было уложено, запаковано, и мы двинулись вверх. Погода соответствовала предсказанной в Интернете: тепло (больше 0 С), солнечно и безветренно. Подъем в гору по глубокому снегу с рюкзаками за плечами сам по себе непрост. А мы уже ничего не ели целые сутки со времени питтсбургского завтрака. Надо признаться, что последние дни перед путешествием мы подъедали скоропортящиеся запасы и какой-то жир накопили, но в походе важен не столько жир, сколько реальные рабочие калории. Завтракать решили на вершине огромного камня, куда четвероногому прихвостню было не забраться.

Готовить еду из пакетов Mountain House мы не собирались. Просто испытали горелку для кипячения воды, которую тоже взяли не из лесного ручья, а из пластиковой бутылки из магазина. Состоит «кухня» JetFlash из подставки под банку с сжиженным газом, на банку навинчивается горелка, которая зажигается вделанным пьезоэлектрическим искрогенератором. Мы поначалу открыли слишком слабый ток газа, и он не загорался. Мы даже прибегли к спичкам, но в конце концов разобрались, что просто надо сильнее открыть вентиль. Горение почти бесшумное и пламя бесцветно, по крайней мере на ярком солнечном свету. Хотя вся кружка имеет литровый объем, инструкция советует заливать не больше 0.5 литра воды, чтобы кипяток не выплескивался через края. Мы не открывали газ на полную мощность, и пол-литра воды вскипели где-то за 5-7 минут. Одной стограммовой банки топлива должно по инструкции хватать на вскипячение 12 литров воды. За все путешествие мы кипятили воду всего раз семь, так что топливо у нас не кончилось. Когда температура содержимого становится выше 60 С, логотип на кружке становится оранжевым, предупреждая, что горячо. И мы запивали горячим чаем жевательные батончики.

Открытый противомедвежий контейнер.

После такого перекуса, идти стало легче и веселее. Очень скоро начался скалисто-каменистый участок, большей частью свободный от снега. Подъемы и спуски могли быть почти отвесными, хотя и не слишком высокими. Иногда проход между скалами становился настолько узок, что нам приходилось снимать рюкзаки.

На обледенелых скатах надо было быть особенно внимательным, так как рюкзак смещает центр тяжести и отклоняться далеко назад не рекомендуется. А в самом неприступном месте в горе были проделаны ступеньки. Ничего удивительного в том, что собака, следовавшая за нами от места ночевки, опять отстала на том же самом месте, где мы встретили ее накануне. А мы предупреждали, что поворачивать назад, чтобы вывести ее из леса мы не намерены, и пусть она сама выходит по тропинке, если ей не хочется сидеть на вершине в ожидании следующей партии туристов.

Подтвердилось, что мы поступили очень верно, не пойдя вчера дальше. Вблизи вершины нельзя кэмпинговаться не только из-за запрета администрации, но и из-за того, что найти хорошее место для палатки не над пропастью, просто невозможно.

Мне сложно сказать, что было бы тяжелее: забираться по обледенелым склонам вверх, как сделали мы, или спускаться по ним же вниз, если изначально выбрать противоположное направление обхода петли.

Тем не менее, этот участок считается самым популярным. Именно он привлекает многочисленных визитеров преодолением трудностей и живописными видами на долину и соседние вершины.

В бесснежную погоду кто там только ни ходит. Я находил в Интернете рассказы об успешном прохождении маршрута с восьмилетними детьми. Так что нам повезло пройти эту крайне популярную трассу в полном одиночестве (не считая собаки на коротком участке). Представляю, сколько бы нам пришлось ждать, пока неповоротливая толпа, пробирается через очередное ущелье перед нами. Подобное стояние в очереди мы уже испытали на вершине Angel Landing в Zion NP.

Рано или поздно мы должны были выйти к самой вершине Old Rag, которая возвышается на всего 3200 футов над уровнем моря и выделяется разве что нагромождением валунов.

Дальнейший путь оказался чем дальше, тем проще. По пути встретились две деревянные постройки, так называемые day-time shelters («убежища для использования в дневное время»).

Под одним из навесов мы съели еще по chewing bar’у. Скоро спуск вывел нас на fire road с указателем на парковку, и дорога стала совсем скучной. Нам предстояло проковылять еще пару миль по узенькой протоптанной тропинке без каких-либо подъемов или спусков. По пути мы пересекли пару журчащих ручьев и отметили, что другие, менее популярные, чем Old Rag, тропы совершенно засыпаны снегом, и нечего было и думать, чтобы попытаться пойти еще куда-нибудь в Shenandoah NP в этот день.

Уже на дороге между двумя парковками мы встретили троих туристов, направлявшихся на Old Rag, но без тяжелых рюкзаков, то есть намеревавшихся справиться за один день. У нас на преодоление петли ушло около пяти с половиной часов, если считать время, потраченное на продвижение в правильную сторону. Таким образом, в 12.40 мы добрались до машины, которая была в полном порядке, переоделись в сухую одежду и в час дня вновь двинулись в путь.

Предстояла ночь перед Рождеством. Провести ее в отеле совершенно не хотелось, хотя прогноз погоды предсказывал очередной дождепад в пятницу 25 декабря. Затем ли мы палатку покупали? В Shenandoah ловить было нечего. Мы двинулись на юг. Следующей смысловой точкой была Mount Rogers (гора Роджерс), самая высокая точка Вирджинии, расположенная то ли в Jefferson National Forest, то ли в George Washington National Forest: оба леса в Вирджинии и сразу не определишь, где кончается первый и начинается второй. Разница между национальными парками и лесами существенная. Леса охраняются не так строго. Кэмпинговаться в большинстве из них можно без разрешения в любом удобном месте, иногда можно даже непосредственно вблизи от дороги или ручья. Также там можно жечь костры, хотя желательно на уже отведенном для этой цели месте. В парках же, как правило, можно пользоваться только газовыми горелками. Потому наша задача была просто доехать до леса и найти место для ночлега.

Я знал, что от южной оконечности Shenandoah NP Skyline Drive продолжается на юг в виде Blue Ridge Parkway – петляющей дороги, проходящей по живописному горному хребту. От нее отходят многочисленные короткие тропы и подъемы, на одном из которых может оказаться приличное место для палатки. Однако этому плану было не суждено сбыться. Все дороги, необходимые для людей были расчищены, а на вот такие туристические магистрали решили просто не обращать внимания, и вместо начала Blue Ridge Parkway мы подъехали к глубокому сугробу. В запасе оставался план Б. Разглядывая дома Google Maps в поисках потенциальных мест для путешествия, я присмотрел и распечатал карту St. Mary’s Wilderness в том же лесу. Хоть она и расположена вблизи от Blue Ridge Parkway, основной подъезд к ней со стороны, где дороги могут быть расчищены.

Ехать туда было не очень далеко. I-64 слилась с I-81, которая, пожалуй, стала главным интерстейтом этого нашего путешествия: проехали мы по ней и с севера на юг, и еще больше с юга на север. А пока мы свернули в провинциальную глушь. Перед нами ехал пикап с прицепом. В прицепе лежало сено, и одно колесо прицепа вихляло уж очень ненадежно. Так и хотелось поспорить, доедет ли оно до Вашингтона. Вскоре пикап свернул в сторону, а мы все ближе продвигались к лесу. Наконец, мы достигли дороги, ведущей к началу тропы в wilderness. Но как только мы миновали последний жилой дом, расчищенная полоса исчезла, и перед нами встала заснеженная лесная просека, по которой темными полосками извивались следы проезжавшей до этого техники. Наша цель была далека от того, чтобы утопить Хонду в снегу, но оставался еще один путь. Совсем не далеко согласно карте была еще одна парковка возле Coal road (Угольной дороги). Эта дорога даже была расчищена, и покатили мы по ней без труда, но и без ветерка.

На деревьях по сторонам висели яркие листы бумаги, предупреждающие, что кругом не просто лес, а частная собственность, куда ходить нельзя. В какой-то момент листы исчезли, и мы проехали мимо столбика National Forest. Где-то там же и должна была быть парковка. И я уверен, что ее никто не крал: просто на нее и счистили снег с дороги. Это был не просто сугроб, а значительный сугроб. Что теперь?

Я был настроен бороться до конца. Краткая вылазка из машины показала, что снег в лесу вполне проходим. Если удастся припарковать машину, то с палаткой проблем не возникнет. Можно будет в чащу не забираться, а отойти на сто шагов. Только вот машина никак не умещалась на обочине. Вот если бы удалось вырыть в сугробе нишу. Лопат у нас не было. Даже совка какого-нибудь. Зато были щетки, которыми с машины предполагалось сметать не только снег, но и соскабливать лед. Для последней цели на другой стороне щеток было плоское расширение, которое в грубом приближении могло стать копалкой. Надев перчатки, мы принялись ковыряться в придорожном снегу, откалывая комья и отбрасывая их дальше в лес. Машина тем временем занимала единственную полосу, но на наше счастье никто не ехал в такой вечер по таким дебрям.

После 10-15 минут усилий возле дороги образовалась если не площадка, то понижение в снегу, в которое геометрически машина вписывалась. К сожалению, она с трудом вписывалась туда физически. Попытка зарулить на подготовленный полигон не позволила машине полностью занять расчищенное место. Она встала как-то наискосок, но что еще хуже, передние колеса увязли в недорасчищенном снегу и, дико вращаясь и взбивая снежную грязь, не хотели ехать ни вперед, ни назад. Теперь уже вопрос встал не о том, как припарковать, а о том, как распарковать машину. Солнышко уже было совсем низко, но все оказалось не так уж ужасно, и ночевать с парализованным автомобилем нам не пришлось. Подручными средствами, а то и просто руками весь мешавший снег был выгребен из-под днища, и Хонда освободилась задним ходом.

Последовал неутешительный вывод, что без лопаты парковаться в случайном лесу не стоит. Особенно, если есть вероятность того, что ночью машину либо еще сильнее завалит, либо вообще приморозит. А так как неслучайных лесов на примете не было, то мы подобру-поздорову вернулись на I-81 и поехали искать отель. Нечего было и думать доехать до Mt. Rogers, да и снегом там все подъезды были гарантировано завалены. Что меня удивляет сейчас, так это то, что мы почему-то не заехали никуда поесть. И дело не в кануне Рождества, и не в позднем часе, и не в отсутствии жрален. Значит, просто есть не хотелось. Решили, что раз уж заделались путешественниками, то надо держать себя на сухой диете из chewing bars.

Еще летнее путешествие показало годность отелей Super 8: их везде много, они дешевы ($40-$80 за ночь), там есть интернет и какой-никакой завтрак, да и все остальное от кровати до душа на уровне. Оставалось только сделать выбор между множеством придорожных городков, прилепившихся вдоль I-81 S. Повезло «ирландскому» местечку Dublin, VA, докуда мы добрались к семи часам вечера. Постояльцев в рождественскую ночь было с гулькин нос: машины четыре. Заселились, позвонили родителям, убедились, что с ночи и на весь день по всей Вирджинии и южнее обещаны дожди, и легли спать. Рождество-Рождеством, а все-таки подстраиваться надо под географию и собственное самочувствие, а не под желание встретить праздник в прямом смысле под елочкой.