andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Category:

Новая номенклатура

– Первым делом нам надо запретить именные реакции, – заявила свежеизбранный президент ИЮПАК профессор Харрис. – Все они названы в честь мертвых белых мужчин.
– Многие из них еще живы, – возразил секретарь Виссеншафтлер.
– Тем хуже. В научном сообществе создается дополнительное нездоровое неравенство, когда в честь одних названа реакция, а другие кукуют без своей реакции. Имена ничтожеств попадают в университетские учебники, и все носятся потом: “Соль Цейзе, соль Цейзе”. А об ученых, сделавших в сто раз больше, знают только дотошные историки науки. Сколько именных реакций, названных в честь женщин-химиков, вы знаете?

– Я…
– Не малоизвестных реакций, запрятанных на трехсотой странице специализированного справочника, а реакций из вузовского учебника? Молчите? Я тоже не знаю. Но я ратую не столько за социальную справедливость, сколько за удобство для всех, кто изучает химию. Вот встретили вы название “реакция Вильгеродта–Киндлера”, что оно вам скажет?
– Реакция арилалкильных кетонов с серой и амином, которая…
– Это потому что вы все вызубрили. Потерянное поколение. Нормальному человеку это название ничего не скажет. А если мы будем называть эту реакцию сульфоаминирование кетонов, то химики поймут, кто с кем реагирует, без зубодробительных имен.
– Это не совсем сульфоаминирование.
– Мне без разницы, как именно вы ее назовете, лишь бы с химическом смыслом и без низкопоклонства перед фашистскими учеными. Зачем нам Дильс–Альдер, когда можно назвать ту же реакцию диеновым сочетанием. Реактив Гриньяра назовем магнийорганическим реактивом. Мы должны убрать этот искусственный барьер на пути людей с плохой памятью. Кто физически может удержать в голове все эти списки химических богов и героев?
– То есть периодическая таблица больше не будет носить имя Менделеева?
– Не будет. Во многих странах она уже его не носит. Или носит имя Лотара-Мейера. История с открытием периодического закона темная, первооткрыватель неоднозначен. Не будем потворствовать квасному патриотизму. ИЮПАК должен положить конец международному напряжению. Химия одна для всех. Кстати, сколько элементов названы в честь женщин?
– Мейтнерий в честь Лизы Мейтнер, и кюрий в честь Марии и Пьера Кюри.
– Ну вот, полтора элемента, короткоживущих, без практического применения. А мужики заграбастали себе несколько десятков самых ценных.
– Многие элементы названы в честь стран, древних богов.
– Каких стран? Чьих богов? Дележ имен в периодической системе произошел в те времена, когда большинство культур находились под колониальным гнетом и не имели возможности участвовать в равном и свободном научном поиске. Я не говорю об Африке, но разве справедливо, что нет ни одного китайского элемента? Сплошные американцы, немцы, норвежцы. А потом мы удивляемся, что дети не хотят идти в химию. Я сторонница нейтральных названий. Пусть элементы называются по порядку, цифрами: водород – 1, гелий – 2, литий – 3. Не надо будет соображать, какой элемент имеет заряд ядра 79. 79-й элемент и имеет, и думать нечего.
– Но как же тогда мы будем записывать молекулярные формулы? Вместо H2O для воды писать 128?
– Почему бы нет? Вначале будет необычно, но быстро привыкнем и оценим удобство.
– Но возьмем другое распространенное соединение – хлороводород HCl. Если мы запишем его 117, то будет непонятно: это один и семнадцать – HCl – или одиннадцать и семь – NaN.
– Узко мыслите. На то мы и ИЮПАК, чтобы придумать, как различать такие ситуации. Поставим точки после каждого номера. 1.17 – HCl, 11.7 – NaN. Неоднозначность устранена.
– Но если мы хотим указать, что в реакцию вступает два моля HCl. Не перепутаются ли коэффициент 2 и символ “2” для гелия?
– Вы создаете проблемы на пустом месте. Сейчас же никто не путает коэффициенты перед веществами и индексы. Будем писать “2 x 1.17”. Но вы, пожалуй, правы. Нагромождение цифр тяжело воспринимать тем, у кого нематематический склад ума. Так и быть, для обозначения элементов оставим буквы. Но нужна стройная логичная система, а не тот хаос, который существует сейчас. Водород, понятное дело, будет Aa, гелий – Ab, литий – Ba.
– Лучше Ar для гелия, – встрял секретарь, загибавший пальцы на обеих руках во время монолога президента. – Он стоит в 18-й группе, а R – 18-я буква английского алфавита.
– Великолепно! Закодируем положение элемента в таблице двумя буквами-координатами. Первая буква – период, вторая – группа. И список элементов по алфавиту совпадет со списком по возрастанию заряда ядра.
– К сожалению, в шестом и седьмом периоде по 32 элемента, стандартных букв не хватит.
– А нельзя лантаноиды и актиноиды, раз их все равно в подвал переносят, называть следующими буквами. Какие там получаются: H и I?
– Нарушится алфавитный принцип.
– Ах, да. Но мы можем прибегнуть к трехбуквенным обозначениям. Лантан будет Fca, церий – Fcb. Это же великолепно: теперь не надо запоминать все эти лантаноиды, которые все равно никто не помнит. Как будет называться шестой лантаноид? Fcf – элементарно.
– Вы серьезно думаете, что стоит назвать гольмий Fck вместо Ho? – секретарь снова принялся загибать пальцы.
– Если номенклатура того требует, то не вижу проблем. И кто был этот мистер Гольмий? Курильщик-антисемит, который бил жену и помыкал студентами, которые и открыли элемент, а он присвоил себе его название.
– Гольмий назван от Holmia, латинского названия Стокгольма.
Профессор Харрис задумалась:
– Это где вручают Нобелевскую премию? Неправильное название. Непрогрессивное. Нобель точно был ужасным человеком, в этом вы меня не переубедите. Пусть она отныне называется Главная премия по химии.
– Вам не кажется, что научное сообщество примет такие революционные изменения в штыки?
– Я же стараюсь для всеобщего блага. Я не призываю жечь книги. Пусть старые учебники отправятся в архивы и музеи, но наших детей мы должны учить по новым правилам. И если они никогда не знали старых, то спокойно выучат, что поваренная соль – это CaCq, а золото – Fk. Чем они сейчас занимаются? Сидят в мобильных приложениях, обвешанных рекламой, и учат символы элементов, в которых нет ни химического смысла, ни исторической правды. Вы что, не зубрили именные реакции по ночам перед экзаменом? Никогда не путали марганец с магнием? Пройдет пятьдесят лет, и будущие благодарные поколения химиков и химичек скажут: “Огромное спасибо тем, кто дал нам эти строгие прекрасные названия. Номенклатура Харрис намного удобнее, чем тот позор, что был до нее”.

***

За идею рассказа спасибо Ире: https://andresol.livejournal.com/166172.html?thread=4573212#t4573212. Новый роман я сейчас не потяну, но рассказ на тысячу слов сам собой придумался.
Tags: chemistry, literature
Subscribe

  • Сиэтл побил рекорд температуры

    До этих выходных самая высокая температура в Сиэтле за 126 лет наблюдений была 103 ºF (39 ºC), причём этот рекорд был поставлен в июле, а для июня он…

  • Апрельские итоги

    1. Продлили договор аренды ещё на год до мая 2022 года. Мы живём в Сиэтле с декабря 2015 года, и в бытовом плане нас текущая квартира устраивает. Нас…

  • Понятный ли русский у Михаила Булгакова?

    Многие приступают к «Мастеру и Маргарите» в благоговейном ожидании, что перед ними самый главный русский роман, который даст ответы на все вопросы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments

  • Сиэтл побил рекорд температуры

    До этих выходных самая высокая температура в Сиэтле за 126 лет наблюдений была 103 ºF (39 ºC), причём этот рекорд был поставлен в июле, а для июня он…

  • Апрельские итоги

    1. Продлили договор аренды ещё на год до мая 2022 года. Мы живём в Сиэтле с декабря 2015 года, и в бытовом плане нас текущая квартира устраивает. Нас…

  • Понятный ли русский у Михаила Булгакова?

    Многие приступают к «Мастеру и Маргарите» в благоговейном ожидании, что перед ними самый главный русский роман, который даст ответы на все вопросы…