andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Category:

Счастливчик (Часть 2, она же окончание)

(Часть 1 - тут; полный текст на сайте proza.ru).

***

101

– Успех, – голос прихвостня СЕО признал, что наши герои решили две задачи. Самые простые, припасенные на это интервью. Но все же. Бывали дни, когда вся шестерка самонадеянных программистов гибла на самой первой. Жалкое зрелище. А у всех в резюме было записано по пять лет опыта в C++. Ну-ну.
– У тебя и вправду легкая рука, – Розалия поздравляла Дану. – Еще две, и мы приняты на постоянную позицию. Тебе явно надо будет просить прибавку, какую бы первоначальную зарплату тебе ни предложили. Плюс 10% минимум. Я тебе как опытный рекрутер советую.
– Да-да, – у Даны отлегло на сердце. – Только этот код был написан Янг. Я лишь исправила его в нескольких местах. Слушайте следующую задачу: “Бег по минному полю”.
– Только этого нам не хватало, – встрепенулся Венки.
– Дайте ее мне, это моя, моя задача. Я должен ее решить, – Иван отодвигал Дану от компьютера. – Они специально ее для меня подготовили. Это мое сражение. Мои Фермопилы.
– Какие пилы? – изумилась Розалия.
– Это место, где триста спартанцев остановили персидскую армию, – блеснула знаниями Дана.
– Смотри, чтобы эта задача не стала твоим Геттисбергом, – напутствовала рекрутер солдата.
– “Нелегальный мигрант перебирается через стену Трампа, представляющую собой минное поле. Проводник выдал ему список безопасных переходов, представленных в виде массива пар чисел”, – нетерпеливо читал Иван. – “Вернуть кратчайшее число переходов из 0 в N или –1, если безопасного пути нет”. Минус один, если безопасного пути нет, – еще раз перечитал он и посмотрел на других кандидатов.
– Ты знаешь, как такое решать? Не кажется очень сложным. Поиск пути в графе? – спросила его Дана.
– Я должен такое решить, но одна вещь меня смущает.
– Я могу решить вместо тебя.
– Нет, не надо, спасибо. Ты и так решила две задачи. Теперь моя очередь. Эту битву СЕО приготовил для меня.

Иван погрузился в работу. С его высоким ростом ему пришлось больше остальных скрючиться за компьютерным столом. Дана старалась следить за его решением, но Иван писал на джаве, которую она плохо знала. Сапер ошибается один только раз. Но Иван был танкистом. Кажется, он сам об этом рассказывал. Она не хотела сбить его неуместными расспросами. Джава так джава. Тоже хороший язык. Главное, помнить алгоритм.
До Розалии, наконец, дошло, что не надо отвлекать решателей задач, и она шепотом грузила Венки своими последними соображениями, какой разбойник СЕО. Тот методично простукивал стены, создавая видимость, что тоже занят общеполезным делом.

– Что это? – Венки присел на корточках слева от двери. Одна из металлических панелей оказалась не закрепленной. Он поддел ее ногтями и она отделилась. За ней обнаружилась большая красная кнопка.
– Ага, – Розалия принялась радостно потирать ладоши. – А вот и пульт управления дверью. Вы как хотите, но мне надоела эта игра в сапера. Я в нее могу и в офисе поиграть. Не хочу больше быть программистом. Я сдаюсь.

Она отодвинула мешкавшего Венки и что было сил и дури навалилась на блестящую металлическую кнопку. Но вместо открытия двери лампочки – в который уже раз – переключились в кровавый режим. “Ошибка в синтаксисе”, – объявление робота слилось с воплями Розалии, которая билась в конвульсиях перед дверью.
– Что за нахрен? – отпрянул от компьютера Иван. – Я ничего не запускал. Оно само на середине строки.
– Розалия?! – Дана пыталась сообразить, что произошло.
– Стой! – сейчас была очередь Ивана оттаскивать ее. – Ее, по-видимому, шандарахнуло током. Если ты до нее дотронешься, и тебя тоже убьет. Венки, не трогай ее. Что это за кнопка?
– Я не з-знаю, – запинался Венки. – Я открыл одну металлическую панельку, там была эта кнопка, и Розалия на нее нажала.
– Черт. Я же просил ничего без меня не трогать, только мне докладывать, – Иван не выдержал и плюнул на пол. – Розалия с возу, программистам легче. Я потерял мысль: если k меньше, чем nodes[n]…
– Нехорошо ее так оставлять, – Дана приблизилась к застывшему телу Розалии. – Кажется, разряд тока действовал только то мгновение, когда она дотронулась до кнопки. Сколько же в нем было вольт, если ее моментально убило? Значит, эта кнопка тоже запускает код на компьютере? Зачем она тут?

Дана и Венки осторожно перенесли тело Розалии к Янг. Их кандидатский отряд сократился наполовину. Дана представила, как в обитом деревом кабинете потешается кровожадный СЕО Лукас, наблюдая за их страданиями. Поглядывает на часы, ожидая бесславной развязки через двадцать минут. Нет ни малейшего шанса, что они решат за них столько же задач, сколько решили за истекшие 70 минут. Как им не хватает сейчас Янг.
– Я решил, – Иван разогнулся и стал потирать затекшую поясницу. – Жаль, этот волосатик – забыл, как его звали – стул с собой прихватил, когда вниз провалился. Он бы сейчас нам пригодился. Готовы к забегу по минному полю?
– Насколько ты уверен в своем коде? – уточнила Дана.
– На 45%.
– Так мало?
– Я на 90% уверен, что у меня все запрограммировано правильно. Но я не могу понять: этот граф направленный или нет?
– То есть что означает (0, 1) в примере? Что можно безопасно перейти из 0 в 1 или еще и из 1 в 0?
– Именно. Смотри, тут есть пример ввода: (0, 1), (1, 2), (2, 0). Пусть надо идти из 0 в 2. Если граф направленный, то ответ 2: (0, 1), а затем (1, 2). Но если он ненаправленный, то ответ 1: по последнему ребру можно сразу пройти.
– А какой вывод для этого ввода?
– Не указано. Мы должны сами догадаться.
– Как в задаче о свиньях ничего не было о “–1”? Вот свиньи. Давай посмотрим последнюю задачу. Вдруг там в условии есть подсказка?
Они переключились на четвертую задачу.
– “Провалившийся Ви-Пи”. Нет, тут совсем не то, – разочаровано сказала Дана.
– Я написал два решения, – тыкал пальцем в монитор Иван. – Для одного случай и для другого. Запоминай. Одно из них я закомментировал. Будем экспериментировать. Мне кажется, что граф по умолчанию должен быть направленным. Иначе глупо задавать ребра вида (2, 0). Ладно, сейчас проверим.

Иван, как и Дана во время запуска первой задачи, отошел с мышкой на середину комнаты. Доктор Армстронг и Венки притихли возле тел павших товарищей. Иван сплюнул еще раз. Дана вспомнила, как у нее потели руки во время отправки задачи о свиньях.
– Вперед! На врага! – заорал Иван и нажал на кнопку “Отправить”.
Красный свет, крик Даны: “Нет!!!”, “Ошибка. Неправильный ответ. 2 вместо ожидаемого 1”. И сокрушительный взрыв.

110

Когда Дана пришла в себя, она увидела лежащего посреди комнаты Ивана. Он был весь в крови. От правой руки, сжимавшей мышь-мину, ничего не осталось. Весь правый бок был разорван. Но он был еще жив и тяжело дышал.
– Иван! Иван! Не умирай, – Дана попыталась остановить кровь, но слишком много сосудов было разорвано.
– Доктор, осталось пятнадцать минут, нам надо решить задачи, а его уже не спасти, – Венки положил ей руку на плечо.
– Он прав, – прохрипел Иван. Из уголка его рта потекла кровавая слюна. – Слушай меня, раскомментируй второе решение. Граф ненаправленный. Список безопасных путей. И туда, и обратно.
– Помолчи. Дай мне свою куртку, Венки, я хочу закрыть его раны.
– Слушай меня, – Иван шептал из последних сил. – Раскомментируй второе решение и закомментируй неправильное. Действуй, Дана. Ты должна спастись. Мне выпала большая честь решать задачи вместе с тобой.

Иван замолк. Дана дала волю слезам.
– Одни мы остались, мэм. Вы сможете решить оставшиеся задачи? – канючил Венки.
– Не называй меня так, – всхлипывала она. – Я не знаю джаву. У нас нет времени. Я не знаю даже, как управлять этим компьютером без мыши. Мы погибли.
– Смотрите. Тут можно перемещаться клавишами. “Tab” позволяет переключаться между задачами. Только запустить мы их больше не можем с компьютера, но есть та красная кнопка перед входом.
“Собраться, отставить истерики”, – повторяла про себя Дана. “Выбраться отсюда. Решить задачи. Иван решил третью. Закомментить, раскомменить. Что может быть проще?”.
– Венки, мы остались вдвоем. Это наш последний шанс. Мы должны добраться до СЕО и отомстить за гибель наших друзей. О чем там четвертая задача?
– “Провалившийся Ви-Пи”, – Венки закашлялся. – “Даны два листа фамилий американских президентов и вице-президентов. Выведите, сколько вице-президентов не стали президентами”.
– Это все? – Дана подошла к компьютеру, смахивая слезы. – Так, два листа. Вычитаем один из другого. Нет, это не работает в питоне. Или работает? Безопасный способ: идем по листу вице-президентов, если есть тот же элемент в листе президентов, то пропускаем, иначе добавляем один к счетчику.

Она принялась писать код, продолжая комментировать решение вслух. Ей было так проще сосредоточиться на задаче. Надежды на Венки было мало.
– Стали президентами или не стали? – переспросила она. – У меня все перед глазами плывет и путается. Это или очень простая, или очень сложная задача. Тут же нам даны уже два листа с готовыми фамилиями, так? Я запускаю? Ты сказал, что та кнопка у двери сработает?
– Погодите, – возглас Венки заставил Дану остановиться у двери. – Джон Адамс был первым вице-президентом, и он стал вторым президентом. Джефферсон стал президентом. Аарон Берр, который убил Александра Гамильтона, не стал. Правильно. Но вот четвертый вице – Джордж Клинтон, он не стал президентом.
– И? – Дана непонимающе смотрела на Венки.
– Идите сюда. В вашем коде будет проверка, есть ли фамилия Клинтон в листе президентов. И она там будет из-за Билла Клинтона. Но Джордж Клинтон президентом не стал.
– Я запуталась, Венки, – Дана обхватила руками голову. – Я устала. Я хочу закончить с этими задачами. Будь, что будет.
– Это не программистская задача. Она историческая. Смотрите. Я сейчас все распишу, – Венки снова вытащил свой блокнот-шпаргалку, открыл его на пустой странице и начал записывать. – Два президента Адамса – отец и сын, отец был первым вице-президентом. Два Буша – отец и сын, один был вице при Рейгане, другой не был. Три вице-президента по фамилии Джонсон – не родственники, одного – Ричарда Ментора Джонсона – никто не помнит, двое других были вице у убитых Линкольна и Кеннеди соответственно и стали президентами. Это расхождение уже на два с вашим ответом. Два Харрисона – дед и внук, дед умер быстро. Два Рузвельта – пятиюродные дядя и племянник, Тедди был вице при убитом Мак-Кинли. В листе президентов два Кливленда – но это один и тот же человек, который избрался на два срока не подряд. Между его сроками был второй Харрисон. Генри Вильсон, один из вице-президентов при Гранте, и Вудро Вильсон – расхождение на три.

Дана безучастно взирала на выписывающего фамилии Венки. Все эти имена президентских кланов, убивающих и убитых, пролетали мимо ее ушей. Она пыталась сосредоточиться на других вещах. Карандаш у Венки все же был. Зачем было нам врать? Логотип компании в блокноте. Где я его до этого видела?
– Откуда ты это все знаешь? Всех этих вице-президентов? – спросила она, наконец.
– Я был первым студентом по американской истории в Уортоне, – хвастливо улыбнулся Венки и решил внести небольшую поправку в код. – Должно быть на три вице-президента больше, чем показала бы твоя программа. Видишь, иногда мы оказываемся умнее вас, простых программистов.
“Провалившийся Ви-Пи”, – размышляла Дана. “Венки Пател. Ви-Пи! Я вспомнила”. Холодок прошел у нее по спине. Она еще пристальнее посмотрела на своего оставшегося товарища.
– Венки, а что это у тебя еще в кармане куртки? Что он так топорщится?
– Где? Ничего? Шапка, может быть. Не трогай!

Но Дана уже вытащила на свет противогаз.
– Надо же, как удобно.
– Я ношу его с собой от вируса, – Венки столь же напряженно смотрел теперь на Дану.
– Врете, господин вице-президент компании, – прошипела она. – Через десять минут эта комната наполнится ядовитым газом. Вы знали об этом и хотели спастись. Зачем вы нас обманывали? СЕО послал вас следить за нами? Активировать ловушки?
– А вот зачем! – вместо ответа Венки схватил один из лежавших перед компьютером бейджей, закинул ленточку на шею Дане и резко затянул.

111

Все произошло настолько стремительно, что Дана не успела защититься. Она выронила из рук противогаз, схватилась за шею, тщетно пытаясь ослабить или разорвать удавку.
– К двери, – скомандовал бывший Венки. – Иди к двери или задушу.
Он чуть ослабил давление на шею Даны. Та перехватила пару глотков воздуха и покорно направилась к двери.
– Отпусти, – прохрипела она.
– Не раньше, чем ты запустишь решение этой задачи, – садистски приказал душитель.
– Оно… может быть… неправильным, – Дана опустилась на колени перед красной кнопкой, убившей Розалию.
– Вот ты это и проверишь. Нажимай или умрешь, – разоблаченный вице-президент еще раз для острастки сжал ей шею шнурком от бейджа.

Все предметы в комнате поплыли перед глазами Даны. Она задыхалась. Свет в комнате показался не красным и не зеленым, а фиолетово-желтым. Она потянулась ко кнопке. Удавка расслабилась на ее шее. Венки свалился на нее сверху. Дана отпихнула его и откатилась в сторону, жадно хватая воздух ртом и массируя шею. Неужели она запустила решение, но очередная западня убила псевдо-Венки, а не ее? Она перевернулась на спину и не могла понять: галлюцинацию она видит или призрака. Перед ней стояла бледная Янг Ли.

В руке она сжимала туфлю с окровавленным каблуком, которой она огрела вице-президента по голове. Ее взгляд блуждал столь же потерянно, как и у Даны.
– Янг! – радостно прокричала доктор.
Та помогла Дане подняться, и две девушки крепко обнялись.
– Что тут произошло? – пролепетала Янг. – Я запустила задачу, и в моей груди закололо. Я очнулась, а рядом со мной лежит та мертвая рекрутерша. Я встала и вижу, что Иван тоже убит, а Венки душит тебя.
– Долго объяснять, – заторопилась Дана. – У нас еще есть несколько последних минут, чтобы решить задачи и спастись. Но это не скромный ресторатор Венки Пател, а вице-президент этой компании Имран Дашти. Я видела его фотографию, когда готовилась к этому интервью. Я должна была его сразу узнать. Помоги мне его связать. Не убила же ты его своей туфлей?
– Надеюсь, что нет.
– Он играет за Лукаса. Янг, посмотри на компьютере задачу три, – Дана раздавала команды, связывая руки Имрана все той же лентой от бейджа, которой он ее чуть не задушил. – “Tab” для переключения задач. Иван перед смертью написал два решения на джаве. Одно из них не прошло. Надо его закомментировать, а другое – для ненаправленного графа – раскомментировать.
– Хорошо, – Янг покачивающейся походкой направилась к компьютеру. Один раз СЕО и его слуги просчитались, и их яд не смог прикончить эту хрупкую девушку.

Имран начал приходить в себя, замычал и выпучил глаза.
– Как нам отсюда выбраться? Говори! – Дана принялась хлестать его по щекам.
– Пощады, – застонал ви-пи. – Я ничего не знаю. СЕО послал меня проходить эту комнату вместе с вами. Единственный способ ее пройти – это решить все задачи. Я сам не знаю на них ответа.
– Ты лжешь! Ты пытался меня убить.
– Я хотел, чтобы ты проверила решение. Я бы не убил тебя. Мне тоже надо решить все задачи, чтобы спастись. Противогаз помог бы только продержаться лишние пару минут.
– Зачем СЕО будет подвергать своего вице-президента смертельной опасности?
– Потому что он сумасшедший! – глаза Имрана округлились от ужаса. – Он вызвал меня вчера в свой кабинет и заставил рассказать миссию нашей компании. А у меня плохая память. Я не помню ее наизусть. Это разозлило его, и он приказал бросить меня в тюрьму – в нашей штаб-квартире есть и такое место. А утром меня отвели вместе с вами в эту комнату.
– Почему ты не рассказал нам об этом сразу?
– Вы бы убили меня, как шпиона. Стали бы пытать, чтобы узнать решения задач, а я их не знаю.
– То есть СЕО готов убить своего вице-президента из-за такой ерунды? – недоверчиво глянула на него Дана.
Имран замотал головой.
– Говори словами, – продолжила допрос Дана. – Я не помню эти ваши покачивания головой. Означают они “да” или “нет”.
– Да, готов, – выдавил из себя разжалованный ви-пи. – Для него человеческие жизни – это пыль. Видели бы вы, какие он казни придумывал в этой комнате. Выпускал живых голодных питонов, когда люди делали ошибку в библиотеках питона. Он называл “счастливчиков” своими программистами-гладиаторами. Лукас верит, что у него пульт управления всем миром.
– То-то я не могла найти никого, кто прошел в компанию через эту программу. “Счастливчик” – какое издевательское название.
– Дана, – раздался голос Янг. – Я думаю, что я все правильно сделала в третьей задаче, но я не понимаю, как переключиться на кнопку “Отправить”.
– Там есть кнопка у двери, она тоже отправляет решения на проверку.
– Ага, вижу.

Янг направилась к двери, но Дана подхватила оброненный противогаз и кинулась к кнопке быстрее своей подруги.
– Назад! – она пододвинула Янг. – Кнопка может быть под высоким напряжением. У меня есть противогаз. Долго объяснять, откуда он взялся. Но его резиновая поверхность должна выступить изолятором.
Дана запустила руку внутрь противогаза и присела на корточки перед кнопкой. В тот же миг Янг бросила взгляд на противоположную стену и обомлела: перед компьютером стоял высвободившийся Имран и нажимал какие-то клавиши. Янг изо всех сил пихнула Дану в сторону с целью помешать ей нажать на кнопку, но было поздно. Свет в комнате побагровел, голос провозгласил: “Ошибка: функция не найдена”, – и гигантский логотип компании, висевший над дверью, затрясся и рухнул вниз. Всю силу падения приняла на себя голова Янг, которая раскололась как яйцо. Дану спасло только то, что девочка успела отпихнуть ее в сторону, и железный логотип свалился Дане не на голову, а на ноги.

1000

Только Дана оправилась от шока и начала соображать, где она находится, как над ней нависла тень вице-президента Имрана.
– Так-так-так, – хищно сказал он. – За каждое неправильное решение один кандидат должен умирать. Неправильных уже было пять, а живы двое. Непорядок. Лукасу такое не понравится.
В его руке блеснул нож – еще один обитатель закутков синей куртки. Дана попыталась встать, но ее левая нога была крепко прижата тяжелым блином логотипа.
– Отдай мне противогаз, красавица, или я возьму его с твоего окровавленного трупа, – вице-президент поднес нож к ее горлу.
“Пять ловушек сработало. Значит, осталась еще одна”, – подумала Дана. Терять ей было уже нечего.
– Держи! – крикнула она, откидывая противогаз. Имран распрямился, а Дана со злостью ударила правой ногой по кнопке.

Ошибка: функция не найдена”, – повторил робот. Вся красная комната пришла в движение. Она резко повернулась на 90 градусов на колоссальных шарнирах. Человеческие тела и незакрепленные предметы заскользили по наклонившемуся полу и полетели к боковой стене. Имран не удержался на ногах и упал прямо на нож, вошедший ему в сердце. Но он не успел осознать произошедшее, так как через секунду он был добит падающим логотипом компании.

Дана висела высоко в воздухе, уцепившись обеими руками за решетку, которую обсуждали Иван с Розалией. Ее ноги были теперь свободны, но стоит ей разжать пальцы, и она соскользнет по стене-полу, переломает их, а затем неизбежно задохнется в облаке ядовитого газа. Но кто бы ни управлял ловушками, он был доволен произведенным эффектом. Комната вновь начала вертеться и, сделав полный оборот, вернулась в исходное положение. “Перевернуть весь мир на 360 градусов – и посмотреть, что будет”, – вспомнила Дана лозунг из миссии компании. Ушибленное тело плохо слушалось. Хромая на левую ногу, она добралась до компьютера, который вместе с клавиатурой был прочно привинчен к столу и пережил переворот без изменений. Окно с решением третьей задачи было пустым.

Дана еле могла пошевелить пальцами, но желание добить все задачи перебороло боль. Еще хорошо, что она успела переставить руки, когда висела на решетке под потолком, иначе сломала бы запястья, и игра была бы закончена. Она нажала “Ctrl + Z”, и, к ее счастью, на экран вернулось решение Ивана, которое подправила Янг и которое коварно стер Имран. На счетчике времени оставалось еще две минуты, хотя Дане казалось, что прошла вечность с того момента, как она вывела вице-президента на чистую воду.

Девушка дохромала до двери и пнула роковую кнопку. “Успех”, – подтвердил голос. Последняя из кандидатов оглядела комнату, которая стала похожа на уровень из трехмерной стрелялки. Дана согнулась и подняла залетевший в угол противогаз. Рядом с ним валялся блокнот Венки. Или уже не Венки, а Имрана. Мозги Даны были завернуты в узел. Ей нужен был последний умственный рывок, чтобы решить за минуту последнюю задачу. Она раскрыла блокнот: отличник Уортона успел выписать туда все 48 фамилий вице-президентов, некоторые из них были зачеркнуты. Дана сообразила, что это те ви-пи, которые стали президентами. Задача же требовала вернуть число тех, кто не стали. Она пересчитала перечеркнутые имена: Адамс, Джефферсон, Ван Бюрен…

Дана стояла перед компьютером, переключенным на последнюю задачу, и никак не могла сделать последнее действие: вычесть из сорока восьми четырнадцать. Наконец, она стерла свое прежнее решение. Эта задача решалась в одну строчку: через возвращение единственного числа. Время вышло. Замигали красные лампочки, открылись многочисленные металлические панели, скрывавшие трубы, из которых повалил густой желто-зеленый газ. А Дана ползла на четвереньках к двери. На ней был надет противогаз, который дарил драгоценные секунды жизни. “Я не успела”, – ругала она себя. “Но хотя бы узнаю, правильно посчитала или нет”. Уже в четвертый раз нажала она заветную кнопку.

Успех!” – обрадованно сообщил электронный помощник. “Программа ‘Счастливчик’ пройдена”.
Дана лежала без чувств и не видела, как закрылись газовые трубы, как включились вентиляторы, компьютер отъехал в сторону, и за ним открылся коридор. Его стены были зеркальными, отчего казалось, что он вел в бесконечность.

1001

Дана открыла глаза, стянула противогаз, поднялась на ноги, держась за стену. Стараясь как можно меньше наступать на левую ногу, она двинулась по зеркальному коридору навстречу возникшей в нем темной фигуре.
– Рад нашей встрече, доктор Армстронг. Никому раньше не удавалось решить все четыре задачи в “Счастливчике”. От всей души поздравляю. Правда, ваше время 1:30:34, но мы закроем глаза на эти секунды.
– Я не решила сама ни одной задачи.
– Странно, а у меня записано, что вы запускали все правильные решения.
– Мне просто повезло.
– Ценю скромность в людях. Какая вы упрямая, сообразительная. И красивая.

Дана прекрасно видела свое отражение в зеркалах: волосы растрепанны, на шее следы от удавки, блузка в крови. Красивая, как богиня Ника. Спасибо еще, что голова на месте.
– Зачем, Лукас? Зачем устраивать эти кровавые игры?
– Очень давно и я был начинающим программистом, – лицо СЕО помрачнело. – Я выпрашивал интервью в компаниях, но не мог решить ни одной задачи. Можно сказать, что был травмирован “круглыми люками”. Кто никогда не проходил через мясорубку интервью, не может понять мои мучения. Я отказался от мысли работать по найму и построил эту компанию на вашем же принципе: пусть решают другие, а я буду только запускать. Но двадцать лет я мечтал придать этим интервью с задачами хоть какой-то жизненный смысл. Для повышения мотивации сразу писать чистый код. Так родилась программа “Счастливчик”. И этот счастливчик сегодня – вы. Ужасное совпадение, но сегодня же я лишился верного вице-президента. Предлагаю вам занять его место с зарплатой в 700к в год. Что скажете?

СЕО протянул девушке руку, а та, наконец, смогла вытащить припасенный в секретном кармане джинсов сюрприз.
– Скажу, что теперь у нас достаточно доказательств. Лукас, вы арестованы за организацию убийств. И кражу данных пользователей, – добавила она.

Защелкивая наручники у него за спиной, она успела посчитать, что 700к – это десять ее годовых окладов. Но быстро отогнала эту меркантильную мысль. Майор отдела кибербезопасности ФБР Диана Олдрин работала не ради денег.
Tags: literature, programming
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments