andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Categories:

«Турандот» в Pittsburgh Opera

Холодный март в Питтсбурге продолжается, а мы тем временем в субботу после некоторого перерыва сходили в Pittsburgh Opera. Была представлена опера Пуччини «Турандот» – последняя великая опера. По крайней мере, последняя великая итальянская опера, так как ни одна другая опера, написанная после 1924 года, не вошла настолько же прочно в театральный репертуар.

Опера «Турандот» памятна для нас тем, что это была первая опера, которую мы услышали в театре (Мариинский, август 2003-го). В одном из антрактов мы, загибая пальцы, посчитали, что с тех пор посетили 46 с половиной оперных представлений. Где-то в среднем шесть в год. Первый опыт всегда важен. Может быть, если тогда нам не понравилось бы, то мы бы так и не ходили слушать оперы вживую.

Итак, Питтсбург решил поставить «Турандот». Причем в одиночку они новую постановку не потянули и по традиции скооперировались с четырьмя другими американскими провинциальными оперными компаниями. Миннесота делала декорации, а Питтсбургу доверили премьеру, чтобы посмотреть, что подправлять в будущем. На pre-talk’е представитель Pittsburgh Opera заранее предупредила, что все готовили в последний момент, что со многим было напутано, мол, не судите строго. Но в целом со стороны зрительного зала все прошло гладко, кроме момента, когда у одного из трех министров не сразу открылся зонтик. Учитывая, что министры Пинг, Панг и Понг в «Турандот» выполняют комедийную роль, то можно вполне решить, что такой конфуз и был задуман, чтобы было смешнее.

Перед началом спектакля обнаружилось, что я сижу рядом со своим classmate'ом Дингом, который начал химфаковскую аспирантуру в тот же год, что и я, но так как он занялся каким-то «нано», я встречал его с тех пор только мельком. Не знаю, большой ли он любитель академического вокала, или пришел со своей подругой поприкалываться над «китайской» оперой, хотя ничего чрезвычайно китайского в постановке не было.

Дуэт режиссеров, канадского француза и французского канадца, придумал весьма универсальную концепцию для «Турандот», которую можно запихать в любую эпоху и измерение. Так на pre-talk'е нам поведали, что один из венских оперных театров также заинтересовался этой постановкой (изначально они вообще готовили ее для Аргентины, но та отказалась из-за экономического кризиса). Так вот венцы спросили, нельзя ли поместить «Турандот» в мир насекомых. «Отчего же нельзя», – сказали французский канадец и канадский француз и поместили. Мы поначалу опять стали жаловаться на консерватизм американских театров и их нелюбовь к постановкам, отклоняющимся от генеральной линии. Но потом глянули тот «мир насекомых» на Youtube: никаких насекомых, только некоторые костюмы слегка смахивают на жуков-букашек.

В Питтсбурге же режиссура получилась просто хорошей: все довольно ярко и живенько, без скуки и толкотни. Но главным, конечно, было пение, а по уровню пения это был один из лучших спектаклей в Pittsburgh Opera. Сравниться с ним может разве что «Самсон и Далила» два с половиной года назад. Тогда Самсона пел тот же тенор Франк Порретта, который на этот раз в «Турандот» исполнял роль Калафа. Не так уж просто найти мощного драматического тенора, потому когда человек может петь громко верхние ноты – это уже приятно. Особенно хорошо ему удалось прокричать «Турандот!!!» в самом начале, потом уже выходило тише и короче. В знаменитой арии Nessun dorma самые коварные ноты ему пришлось брать надрывно, в два приема. Но все равно звучало лучше, чем могло бы быть даже в той же Метрополитен.

Громкостью и резкостью звука запомнилась и Турандот в исполнении драматического сопрано Сьюзан Невес. Конечно, мне было интересно, кто кого перекричит в конце арии Турандот во фразе про три загадки, но там сопрано, должно быть от волнения, напутала слова, так что соревнование в голосовой мощи получилось смазанным.

При такой громкоголосой Турандот очень правильно была выбрана исполнительница партии Лиу, которая пела тихо, но при этом очень понятно. Как раз так, как надо в этой роли. Но на мой взгляд самое лучшее пение продемонстрировал китайский бас Хао Тиан, которому и петь-то почти нечего в роли Тимура, но зато он четко показал, почему уже пятнадцать лет регулярно поет в Мет. Он не пыжился и не кричал так, как Калаф, но при этом слышно его было гораздо лучше. Такие голоса и ценятся, не тупо громкие, а заполняющие зал и показывающие, кто здесь настоящий мастер. Второстепенные персонажи были озвучены на приличном уровне, даже императора Альтоума, сидящего в самой глубине сцены было слышно. Так что к пению у меня в тот вечер претензий не было. И еще одно забавное наблюдение: я раньше не замечал, что кровавого палача зовут Pu-Tin-Pao.

В этом сезоне питтсбургской оперы нас ждут еще «Диалоги кармелиток», опера еще более современная, чем «Турандот», но не настолько популярная и почти мне неизвестная. Но все будет в конце апреля, а между тем нас ожидают новые концерты в PSO и поездка в Мет на следующие выходные.
Tags: music, pittsburgh opera, puccini
Subscribe

  • Гора Бейкер, озера и ледник

    На этой неделе съездили на север штата к горе Бейкер, рядом с канадской границей. Я хотел пройти там два трейла: Chain Lakes Loop и Heliotrope Ridge…

  • Lake Valhalla, Gem Lake и другие

    На этой неделе мы съездили на Lake Valhalla. Точнее, на гору McCausland, откуда открывается классический вид, к самому озеру мы так и не подошли:…

  • Животные из поездки

    Я обещал написать отдельный пост о животных, которых мы видели во время путешествия в Южную Дакоту. Первого необычного зверя мы заметили, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments