andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Categories:

NOS2011: Экскурсия начинается - Nassau Hall - Война между Принстоном и Ратгерсом

С поля Битвы при Принстоне я возвращался к McCarter Theatre, откуда согласно всем расписаниям (и в интернете, и в брошюре) в 2.30 pm должен был начаться Princeton Guided Tour, на который записался не только я, но и трое других каррановцев. К моему удивлению где-то за десять минут до объявленного начала я повстречал организованную толпу участников конференции, идущую мне навстречу, то есть в город. Среди них были Мария и Филип, так что я обратился к ним с расспросами, а куда они собственно идут. Оказалось, что идут они на экскурсию, которая действительно начнется в 2.30, но не от театра, а от «Старбакса»: именно так спланирован Princeton Tour у той экскурсионной компании. К театру мы в итоге так и не подойдем, ограничившись северной частью кампуса и частным сектором к западу от университета.



Мне ничего не оставалось, как последовать за толпой. Но в ней не было ни одного из моих однолабников. Мария и Филип сказали, что записались на экскурсию только сегодня утром и заодно решили уточнить, когда и где собираться. На help desk’е их предупредили, что встречаемся в 2.15 у театра, а затем идем в город. Странно, что они не сделали этого объявления в перерыве между утренними докладами. Неудивительно, что не все подошли на 15 минут раньше или не повстречали экскурсионную толпу так же удачно, как я.

Я позвонил Эдмунду, который был у театра, и посоветовал ему двигаться в северном направлении к Nassau Street (я еще сам не знал, куда точно мы идем, и у Эдмунда не было карты). От него я узнал, что Ханмо и Шенченг, поразмыслив, решили забить на экскурсию, по крайней мере, в понедельник. А между прочим, за нее было по $10 заплачено (руководством, но все же). Хотя никто ничего не проверял, и спокойно можно было присоединиться на халяву. Я так и не знаю, сходили ли они в последующие дни на этот Tour, не спрашивал. А какой ученый без любознательности?

Ровно в половину третьего мы вышли к «Старбаксу»

и нас передали в руки экскурсоводши. Она сразу повела нас назад на кампус, размахивая восьмиугольным плакатом, на котором с одной стороны был знак “STOP”, а с другой – эмблема экскурсионной компании. Размер знака, по ее словам был согласован с полицией, потому что будь он чуть больше, экскурсия приравнивалась бы к несогласованному протесту.


Поначалу я никак не мог воспринимать ее «профессиональный» пищащий голос. Но потом настроился, и в итоге мы с Эдмундом согласились, что экскурсия получилась забавной и познавательной, так как экскурсоводша вызубрила массу фактов и анекдотов, которые выпаливала со страшной скоростью. Голосом и мимикой она чем-то напомнила бродвейскую актрису Kristin Chenoweth, такую же маленькую блондинку средних лет.


Итак, настало время изложить историю университета с года основания, за коей принят 1746 год, когда в городе Элизабет, открылся College of New Jersey (университет переименуют в Принстонский только в конце 19 века). Таким образом он оказался четвертым в колониях после Гарварда в Массачусетсе, Колледжа Вильгельма и Марии в Вирджинии и Йеля в Коннектикуте.

Но не всем нравилась такая близость нового учебного заведения, возглавляемого пресвитерианскими священниками и призванного вправлять мозги молодому поколению, к Нью-Йорку. Очень скоро было решено перевести его от греха подальше в местечко Princeton, in the middle of nowhere. На самом деле почти ровно на полпути между Филадельфией и Нью-Йорком.

Если не считать желтого дома, в котором жил университетский президент,

почти полвека весь Колледж Нью-Джерси помещался в одном здании – Nassau Hall. Назван, он был в честь короля Вильгельма III из рода Оранж–Нассау. Не отсюда ли оранжевый цвет в символике университета? К моменту постройки в 1756 году Нассау Холл был самым большим каменным сооружением в английских североамериканских колониях. Его и сейчас из-за деревьев и плюща с трудом сфотографируешь во всей красе.

После Битвы при Принстоне часть уцелевших британских солдат укрылась в Нассау Холле. Они бесхитростно полагали, что Джордж Вашингтон не будет обстреливать одно из самых замечательных зданий в его же стране. Однако батарея под руководством Александра Гамильтона получила приказ открыть огонь. По легенде первым ж залпом ядра «обезглавили» висевший в Нассау Холле портрет короля Георга II, отца правящего монарха. На самом деле была только задета рама портрета. Однако для укрывшихся англичан уже это явилось достаточным знаком свыше, и они сложили оружие. Александр Гамильтон впоследствии станет первым казначеем США, и его портрет до сих пор украшает десятидолларовые банкноты. В моих рассказах о Принстоне я упомяну его еще раз, но не сегодня.

Принстон гордится тем, что он был формально первой столицей США. Из-за беспорядков в Филадельфии сюда переехал Континентальный конгресс, и правительство заседало в Нассау Холле, когда в июле 1783 года был подписан Парижский мир с Англией.

Здесь руководство новой страны оставалось до октября того же года, после чего они переехали в Аннаполис, штат Мэриленд, и скитались до 1790 года, пока не обосновались в Филадельфии на десять лет до постройки Вашингтона. Так что именно Филадельфию, где к тому же в 1774 году собирался Первый Континентальный конгресс, а не Принстон чаще назовут вам первой столицей США. Удивительно, но в крупнейшем городе Пенсильвании мы так пока и не побывали: не было повода.

В 19 веке Нассау Холл несколько раз горел и перестраивался, а сейчас тут сидит президент и администрация Принстоновского университета. На лужайке к югу от здания в землю вкопана пушка. Как считается, одна из тех, из которых Гамильтон палил по бедным англичанам в январе 1777 года. Закопана она неспроста – чтобы не украли студенты университета Ратгерса.

Пушечная война между двумя нью-джерсийскими университетами имеет долгую историю. В 1869 году между Принстоном (Колледжем Нью-Джерси на тот момент) и Ратгерсом состоялся первый футбольный матч. Правила были смесью европейского футбола и регби, от каждого универа на поле вышло по 25 игроков и играли до десяти голов. Победил, как это ни обидно, Ратгерс со счетом 6:4. Победители на радостях решили что-нибудь сломать и нашли ничего лучше, как начать издеваться над пушкой перед Нассау Холлом. Они долго таскали ее по двору, потом покрасили в свой боевой красный цвет и закопали. Принстонцам ничего не оставалось как признать свое поражение, но чтобы хоть как-то отмыться от позора, они перекрасили пушку в черный цвет (почему не в оранжевый?). С тех пор каждый раз перед началом футбольного сезона Ратгерсы прокрадываются на кампус и красят многострадальную пушку в красный цвет. У принстонцев есть 24 часа, чтобы перекрасить ее обратно, иначе команда Принстона будет проклята на весь сезон. Это то, что нам поведала экскурсовод.

Википедия рассказывает историю по-другому. И что игра (вообще самый первый футбольный матч между колледжами) прошла в Нью-Брансуике, на поле Ратгерс Колледжа. А пушку попытались украли только в 1875 году, так как у Ратгерса были на нее имущественные претензии. Она действительно участвовала в Битве при Принстоне, но потом ее перебросили на защиту Нью-Брансуика в Войне 1812 года (опять с англичанами, а не с Наполеоном), и пушка некоторое время находилась в Ратгерсе и использовалась для обучения новобранцев. Однажды принстонцы приехали за ней на телеге и прихватизировали. По дороге, правда, выронили, и пушка пролежала несколько лет в канаве, пока принстонцы не нашли прочную телегу и пушку все же доставили к Нассау Холлу.

Ратгерсовцы дали торжественную клятву пушку вернуть и образовали секретный Орден Бычьей Крови (Order of the Bull’s Blood). Темной ночью 1875 года десять ратгерсовских студентов подкрались к Нассау Холлу, схватили пятисоткилограммовую пушку и два часа тащили ее 200 метров до своей телеги. Когда через семь часов они прибыли триумфаторами в Нью-Брансуик, оказалось, что они украли не ту пушку: не прославленную революционную, а другую, так называемую Little Cannon. Шеф полиции Нью-Брансуика вернул украденное в Принстон. Пушку вышел встречать весь университет, звонил колокол в Нассау Холле, а президент МакКош выступил с речью, в которой сравнил пушку с Еленой Прекрасной, возвращенной после Троянской войны, и предсказал, что сие событие тоже будет описано в гекзаметрической поэме. Ратгерс же затаил обиду.

Вторая попытка завладеть правильной, легендарной пушкой была предпринята в 1946 году и закончилась полной катастрофой. Отважные студенты Ратгерса, вновь под покровом ночи, привязали к пушке цепь, другой конец которой крепился к «Форду». И тут их спугнули почувствовавшие неладное принстонцы. Ратгерсовцы вдавили педаль газа, но неожиданно гордость американского автомобилестроения развалилась пополам. Несостоявшиеся похитители были вынуждены бежать и без пушки, и без машины. После этого Принстон решил пушку закопать и залить цементом, а Ратгерс мог гадить только регулярными перекрашиваниями в красный цвет. Но Орден Бычьей Крови продолжает строить планы насчет откапывания и возвращения пушки.

Конец цитаты из Wikipedia и других источников. Экскурсия будет продолжена в следующих постах.


Tags: nos2011, princeton
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments