andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Categories:

NOS2011: Вудро Вильсон, президент Принстона и Соединенных Штатов

За два часа экскурсии не было никакой возможности и потребности обойти весь кампус. К тому же все исторические здания сосредоточены в его северной части. Хотя «исторический» – слишком громкий эпитет: большинству принстонских зданий нет и ста лет. Своим неоготическим обликом и серой цветовой гаммой университет во многом обязан своему выпускнику 1879 года и 13-ому президенту (1902–1910) Вудро Вильсону (Woodrow Wilson), который впоследствии успел побывать и 28-ым президентом США (1913–1921).


Вильсон во многом уникальный американский президент. Он до сих пор остается единственным в истории президентом с PhD (Johns Hopkins University): у остальных в лучшем случае JD – juris doctor. Хотя и у Вильсона степень была не по химии, а по истории и политическим наукам, и первое время он занимался адвокатурой, пока не вернулся в Принстон, где стал профессором обществознания.

Alexander Hall

Вильсон на протяжении многих лет был самым любимым профессором в Принстоне, прекрасно организовал празднование 150-летия университета в 1896 году и в итоге был единогласно избран университетским президентом. Начал он с решительных действий, перекроив учебную часть и перестроив кампус. Он задумал создать решительно новый архитектурный облик университета.

Зачем брать что-то у каких-то там новоделов Гарвардов, когда есть примеры для подражания постарше: Оксфорд и Кэмбридж. Решено: построим университет как Оксфорд, а город как Кэмбридж. Времена революции и борьбы за независимость прошли, и уже никто не считал Великобританию врагом. В Принстоне настало неоготическое счастье.

Blair Hall

В подражание Оксфорду Вильсон разделил студентов по колледжам и выстроил им общаги-quadrangles,

самая показательная из которых – Holder Hall в Rockfeller College.

При Вильсоне же в окрестностях появилось озеро Карнеги и начал строится Graduate College, до которого экскурсия не дошла, но о котором я обязательно напишу.

Президенту крайне не нравилось, что большинство студентов на протяжении четырех лет маится дурью и выходит из принстонских стен с дипломом, но без знаний.

Вильсон ввел специализацию (majors) и обязательные предметы, организовал в Принстоне “preceptorial system”, то есть занятия в маленьких группах в дополнение к лекциям, которые в Питтсбурге называется recitations, а в СПбГУ – семинары.

Причем в Принстоне до сих строго действует правило, что преподают только профессора, никаких аспирантов (насколько я помню, когда я был принят в Принстон в аспирантуру, они четко сообщали, что в течение первого года все аспиранты обеспечены стипендией и преподавать не надо).

Для этого Вильсону потребовалось удвоить число преподавателей. Он лично отобрал и пригласил более 50 молодых профессоров.

Наконец, Вильсон ввел для студентов honor code. Помимо клятвы самому не списывать на экзаменах, студенты брали на себя обязательство доносить на всех жуликов, которые кодексу чести не следуют. Сложно сказать, насколько подобная система, которой придерживаются и остальные американские университеты, действенна. Внешне кажется, что тут списывают меньше, чем в России. Но лучшим решением было бы исключить саму возможность и ценность жульничества – для начала отменить оценки и экзамены. Честному человеку не надо никаких клятв приносить, чтобы оставаться честным, а нечестному – кто помешает нарушить клятву.

Во времена Вильсона президент университета жил в Prospect House в южной части кампуса.

Потом, уже в 1960-е годы решат, что для одной семьи такого особняка многовато, отселят президента в город, а в House организуют столовую для преподавателей. Но в начале прошлого века в этом доме жил Вильсон, а нерадивые студенты ломились прямо через его сад в свои eating clubs, расположенные вдоль Prospect avenue. Президенту такое хулиганство крайне не нравилось, и он приказал обнести дом и сад металлической решеткой.

И отгородившись от мира, Вильсон не замечал, что не все его начинания и реформы протекают блестяще. Постепенно накопились конфликты с богатыми сумасбродными попечителями и своевольными влиятельными деканами.

В 1910 году Вильсон решил сменить поле деятельности и ушел в большую политику. Вначале он избрался нью-джерсийским губернатором, а потом судьба привела его в Белый дом. Он оказался неплохим лидером нации, хотя не избежал ряда ошибок.

Будучи по жизни пацифистом, Вильсон ратовал за мир во всем мире, и считал лучшим способом его установления – ввод в «немирные» страны американские войска и проведение там демократических выборов, на которых победят правильные люди. Насколько такой план удался можно судить по списку стран одемокраченных таким образом при Вильсоне: Гаити, Куба, Никарагуа.

Вильсон долго не хотел втягивать США в Первую мировую войну. Но в 1917 году все же вынужден был заняться принуждением Германии к миру.

Попытка оказалась успешной, и Вильсон решил, что может научить мир, как жить в мире. Он выступил с рядом инициатив, в том числе с созданием Лиги Наций. За свою борьбу в 1919 году Вильсон был удостоен Нобелевской премией мира, встав в один ряд с другими американскими президентами-лауреатами от Тедди до Барака. Заодно Вильсон стал первым президентом США, посетившим Европу во время своего правления.


Однако успехи по насаждению демократии на Земной шаре не нашли горячей поддержки на родине. Республиканцы отказались ратифицировать вступление США в Лигу Наций, так как это лишило бы Конгресс права объявлять войну. Простой народ был недоволен возросшими военными расходами и бездарно проведенной демобилизацией, когда миллионы бывших солдат оказались без денег и работы. По стране прокатилась волна расистских протестов, погромов и линчеваний.

Не будет лишним напомнить, что именно при Вильсоне в 1915 году на вершине Stone Mountain был основан второй клан KKK и снят фильм «Рождение нации». Сам Вильсон довыступался до того, что свалился с инсультом и провел последние полтора года президентства в прямом смысле на положении «хромой утки»: левая половина тела у него оказалась парализованой.

Он умер в 1924 году, и является единственным президентом, похороненном в Washington National Cathedral.

В свое время Вильсон очень хотел, но не смог найти денег на открытие в Принстоне Law School (Школы права), зато создал лучшую подготовительную систему для будущих юристов.

Law School, как и Medical School, и Business School в Принстоне нет до сих пор. А есть всего три профессиональных школы. Самая крупная – Инженерная, занимающая северо-восточный угол кампуса. Затем – Школа Общественных и Международных отношений им. Вудро Вильсона, расположенная в Робертсон Холле.

Перед Холлом сооружен бронзовый Фонтан Свободы, в котором принято купаться после защиты.


И наконец, Школа Архитектуры. Последняя разместилась, на первый взгляд, в самом невзрачном здании на кампусе.

Однако сами архитекторы очень его ценят. Они считают, что главное в архитектуре - продемонстрировать материал, доступный во время постройки; продемонстрировать уровень труда; и выразить идею. Неказистая, похожая на бункер Школа Архитектуры прекрасно передает времена экономии и низкоквалифицированного труда после Второй мировой, когда вся страна превращалась в подобный бункер, готовясь к войне с СССР. А вся китчевая псевдоготика, которая старается выглядеть на 500 лет старше, чем на самом деле, архитекторами принимается со презрительным снисхождением.


Tags: campus, nos2011, princeton
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments