andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Categories:

NOS2011: Южный кампус Принстона


Организованная экскурсия водила нас по северной части кампуса, где большинство зданий возведено до 1950 года. Южный кампус Принстона сравнительно юн. Здесь я жил в Butler College, посещал постерные секции в Frick Hall’e и остался недоволен банкетом в Jadwin Gym’е.



Там вообще сосредоточена вся спортивная жизнь Принстона: теннисные корты, бейсольные поля, бассейн и, конечно же, относительно новый (1998 года) футбольный стадион на 28 000 мест.

Там даже летом кто-то занимался спортом.

А я в один из дней просто прошелся по рядам и окинул поле взглядом.

Принстонские команды называются «Тиграми», потому что официальные университетские цвета с давних пор были оранжевый и черный, и когда в 19 веке софтбольная команда вышла на поле в черно-оранжевой полосатой форме, никто особо не спорил, насчет выбора талисмана.

Сейчас Принстон играет, как ему и положено, в Лиге Плюща (Ivy League), потому главные противники – Гарвард и Йель, а не какой-нибудь Ратгерс.

Рядом со стадионом расположено самое высокое здание на кампусе – тринадцатиэтажный Fine Hall, где заседает знаменитый математический факультет Принстоновского университета.

Здание было построено, наверно, в 1970-е годы, но, как и в случае Frick Hall’а, название более древнее и переезжает вместе с факультетом. Означает оно не то, что холл хороший, а то, что был тут сто лет назад такой профессор математики и декан Генри Файн, который много полезного сделал для превращения Принстона в центр мировой науки.

И в среду после банкета Шенченг предложил мне, раз я уже не знал, куда бы сходить, зайти в Fine Hall и посмотреть на кабинет Джона Нэша, нобелевского лауреата по экономике 1994 года, персонажа оскароносного фильма «Игры разума», первооткрывателя равновесия по Нэшу (как-никак брат у меня в студенческие годы занимался теорией игр). Я даже однажды видел Нэша мельком на конференции в Northwestern University в Чикаго в 2008 году (долго рассказывать, зачем нас с братом туда занесло, а в ЖЖ я тогда не писал). В общем, во всех отношениях легендарный дед, который до сих пор числится профессором и на кампус приходит. Пользуясь указателем на первом этаже,

я без труда отыскал кабинет Нэша 910 на девятом этаже, но, разумеется, тот был закрыт и вообще ничем не примечателен.

Обыкновенная сплошная коричневая дверь. Даже таблички с именем нет.

В полседьмого вечера в здании математического факультета было пусто (какой контраст с химиками), только на одном из этажей кто-то где-то разговаривал. Внутренности здания поразили меня своей невзрачностью. В России университетские здания и то бывают повеселее. Помимо кабинета Нэша я еще остановился у кабинета Андрея Окунькова, который в 2006 годом, в отличие от Перельмана, свою Филдсовскую медаль принял, отчего на родине об Окунькове почти никто ничего не слышал. Работает у себя в Принстоне над какой-то математикой, да и ладно.

А на третьем этаже есть кабинет Джона Конвея, автора игры «Жизнь» и тоже известного математика. Вот рядом с его кабинетом в коридоре выставлены какие-то геометрические тела. Хоть какой-то намек, что здесь храм науки, а не бухгалтерия.

Кстати, фильм “A Beautiful Mind” я пересмотрел, вернувшись в Питтсбург. Теперь я смог без труда определить месторасположение всех сцен, снимавшихся в Принстоне. Благо они выбрали самые знаменитые достопримечательности. В кадр попадают даже та самая легендарная пушка, которую грозятся украсть ратгерсовцы, и Oval with Points.

Рядом с математическим факультетом построена новая библиотека – Lewis Library.

И вообще эти места активно застраиваются. Вот и химфаку новое здание возвели тут. Заодно через Washington road перекинули пешеходный мост.

За время конференции я пересекал его неоднократно, так что перекинут он был очень кстати.

А еще я каждый раз проходил мимо здания Института геномики,

и меня страшно заинтересовала темная полая конструкция внутри.

Чем-то она походила на панцирь ископаемого существа, внутри которого помещается несколько студентов с ноутбуками.

Чуть в стороне строится здание для будущего Института мозга (Neuroscience).

Так что Принстон растет и развивается, несмотря на двухсотлетний вой скептиков, которые каждый год предсказывают, что уж в этом году доллар точно обвалится, а за гиперинфляцией последуют распад страны и, возможно, конец света.

Я тоже верю, что доллар когда-нибудь загнется, и США загнется, но если это случится через 500 лет, то Принстон может спокойно обрастать новыми зданиями и строить планы на будущее. Места пока хватает: большую часть южного кампуса, вплоть до Carnegie Lake занимает лес.


Tags: nos2011, princeton
Subscribe

  • Сиэтл побил рекорд температуры

    До этих выходных самая высокая температура в Сиэтле за 126 лет наблюдений была 103 ºF (39 ºC), причём этот рекорд был поставлен в июле, а для июня он…

  • Апрельские итоги

    1. Продлили договор аренды ещё на год до мая 2022 года. Мы живём в Сиэтле с декабря 2015 года, и в бытовом плане нас текущая квартира устраивает. Нас…

  • Что сделано в феврале

    Я научился работать над обновлением приложений параллельно с прослушиванием аудиокниг. За короткий месяц февраль я обновил 12 наших приложений под…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments