andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Category:

Литературный вечер: часть вводная

У Хартвига встречи группы проходят еженедельно по четвергам, но повестка дня несколько иная, чем была у Каррана. Вначале кто-то выступает с большим (если не повезет, то с двухчасовым) докладом по своей науке: что было сделано с момента присоединения к группе. Второе отделение встречи (по времени где-то треть; антракта не предусмотрено) проходит по-разному. Я уже рассказывал о такой забаве как Synthetic Target, когда мы разбиваемся на группы и пытаемся предложить синтез хитрой молекулы. Таким же образом, группами, разрабатывается идея пропозала на заданную тему (в прошлый раз выдумывали асимметричную гидроэстерификацию) или решение задач (одна группа составляет – другие решают: при мне такого еще не было). Иногда кто-то в одиночку делает доклад на определенную литературную тему (например, Бен недавно рассказывал о использовании моих любимых N-гетероциклических карбенах в качестве катализаторов). Но чаще всего представляется обзор недавней литературы (Literature Survey). Я делал такой обзор на прошлой неделе.

Вообще-то изначально моя очередь подходила 5 апреля, но пару недель назад, когда я пришел в лабу (как обычно около 10.30 утра; после первого месяца мне надоело подниматься в 6–7, и я продолжил жить как нормальный человек), мне сообщили, что постдок по имени Рамеш хотел со мной поговорить. Такое сообщение меня порядком озадачило, так как обычно я никому не нужен. Пошел, разыскал Рамеша. Тот был сама любезность, как будто просил денег в долг, но на самом деле он хотел поменяться со мной датами литературных презентаций.

В нашем расписании Рамеш представлял literature survey 22 марта, но так совпало, что именно в этот день ему надо было лететь в Альбукерке, обговаривать детали контракта с Университетом Нью-Мексико, куда он был приглашен assistant professor’ом. На самом деле это довольно печальная история, так как Рамеш, хоть и непалец, но получил мастера в Кэмбридже, доктора в Скриппсе, сейчас постдокствует в Беркли, у него 13 публикаций (7 первым автором, из них 4 в JACS, включая статью, процитированную 205 раз). Так вот он подал в 28 универов, был приглашен на четыре интервью, а предложение позиции получил только одно, не из самого крутого места. Я до Альбукерке не добирался, но сам штат Нью-Мексико произвел на нас впечатление той еще дыры. А я к Хартвигу шел, потому что думал, что с ним будет просто устроиться в академию. Не знаю, как для меня, но для Рамеша оказалось непросто.

Разумеется, я с радостью поменялся с Рамешем датами, осознал, что до моей презентации остается меньше недели и стал серьезно готовиться. Для начала просмотрел Google документ, в который вписываются номера журналов, рассмотренные в прошлый раз. Так получилось, что две предыдущие литературные презентации самоотменились (один постдок нашел работу в NIH и экстренно свалил, а другого вообще не понятно, зачем в расписание поставили: он то ли остался в Иллинойсе, то уже дома в Германии). Мне предстояло покрыть химические достижения за последние пять недель (для удобства выбираются уже опубликованные статьи, с присвоенными номерами страниц, а не ASAP’ы). «Широкий выбор – это даже хорошо», – подумал я тогда.

Вторым делом я отыскал слайды четырех предыдущих презентаций (перед докладом они рассылаются по e-mail’у всей группе). Стандартная схема такова: вначале разбирается 8–10 статей подробно, слайда по 3–4 на каждую (схемы, конечно, никто не перерисовывает, а скриншотит из pdf’а), а затем еще несколько слайдов с 15–20 статьями на уровне заголовков и graphical abstract’ов. Смотрите, мол, сколько я напрочитал. Но обычно к этому моменту уже никто никуда не смотрит. Мне бросилось в глаза, что почти все статьи, отобранные моими предшественниками для подробного разбора, относятся к металлоорганической методологии. С одной стороны логично: именно этим группа Хартвига занимает. С другой стороны скучно: слушаем из раза в раз про палладиевые сочетания, которые у всех уже в печенках сидят. «Мы пойдем другим путем», – помечтал я.

Дальше началась скучная часть: из последних номеров тридцати ведущих журналов я скачал более 300 статьей. Больше всего получилось из JACS и ACIE (кто бы сомневался). Вначале пытался читать абстракты, понять насколько интересно, но потом уже просто валил на диск все, что по заголовку казалось презентабельным. Прочитать 300 статей за неделю я не смог бы при всем желании. А потому предстояли второй и третий отборочные раунды. О том, какие статьи попали в мою итоговую презентацию и как я их представлял, я напишу в следующий раз.
Tags: postdoc, ucb
Subscribe

  • Сиэтл побил рекорд температуры

    До этих выходных самая высокая температура в Сиэтле за 126 лет наблюдений была 103 ºF (39 ºC), причём этот рекорд был поставлен в июле, а для июня он…

  • Апрельские итоги

    1. Продлили договор аренды ещё на год до мая 2022 года. Мы живём в Сиэтле с декабря 2015 года, и в бытовом плане нас текущая квартира устраивает. Нас…

  • Из ленинградца в сиэтловцы

    1985–1991. Родился я, несомненно, ленинградцем. Wiktionary переводит это слово как “resident of Leningrad”, но словарь Merriam–Webster знает красивое…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Сиэтл побил рекорд температуры

    До этих выходных самая высокая температура в Сиэтле за 126 лет наблюдений была 103 ºF (39 ºC), причём этот рекорд был поставлен в июле, а для июня он…

  • Апрельские итоги

    1. Продлили договор аренды ещё на год до мая 2022 года. Мы живём в Сиэтле с декабря 2015 года, и в бытовом плане нас текущая квартира устраивает. Нас…

  • Из ленинградца в сиэтловцы

    1985–1991. Родился я, несомненно, ленинградцем. Wiktionary переводит это слово как “resident of Leningrad”, но словарь Merriam–Webster знает красивое…