andresol (andresol) wrote,
andresol
andresol

Categories:

Как я подавал на постдока Часть 1: Вступительная – зачем, когда, куда

Часть 2
Часть 3

Несколько лет назад я написал подробный рассказ о своем поступлении в американскую аспирантуру. Многие нашли ту информацию полезной для себя, и я пообещал, что со временем сочиню вторую часть о том, как я подавал на постдока, но не раньше, чем окончательно обоснуюсь в новой группе.

Повествование получилось длинным, так как я хотел охватить все аспекты: от выбора руководителя до написания писем. Обычно за советом о подаче на постдока ко мне обращаются люди, заканчивающие аспирантуру в России (теперь смогу им отвечать одной ссылкой). Стартовые условия у нас различны, но механика процесса одна и та же. Я не люблю вдаваться в обобщения и теоретизирования, так как все проекты разные, все аспиранты разные, расскажу, как оно было у меня, и постараюсь ответить на вопросы, если таковые у читателей возникнут.

Впервые речь о жизни после защиты мы повели с моим руководителем в октябре 2009 года. Я провел два года в аспирантуре, только что сдал comprehensive exam и покончил с классами. По карбен-борановому проекту у меня уже вышли две публикации, и новые результаты продолжали регулярно приходить. Тему мы менять не стали и решили, что с такими темпами можно будет попробовать подать на постдока уже через год, следующей осенью. Там еще год-два на поиски и ожидания, и как раз подоспеет время защищаться.

В отличие от того же полного синтеза, работа над карбен-боранами состояла из маленьких, практически независимых подпроектиков. Каждый из них вел к статье, и продолжать эту исследовательскую цепочку можно было до бесконечности (мои младшие питтсбургские последователи как раз ее и продолжают). Потому разумно было защищаться в тот момент, когда станет ясно, куда идти дальше.

По большому счету, мне было все равно, чем заниматься, лишь бы не поднадоевшими карбен-боранами. Вряд ли кто из нас может похвастаться тем, что работал во время аспирантуры или постдокства над чем-то важным, спасшим миллионы жизней или принесшим руководству Нобелевскую премию. Потому взгляд мой был донельзя прагматичным: пойти в ту группу, из которой быстрее и надежнее я смогу шагнуть выше по карьерной лесенке. До сих пор живо во мне убеждение, что как только я стану сам себе хозяин, так появятся в моей голове блестящие идеи, а пока прокладываем кратчайшую дорогу к свободе.

Год прошел в работе и путешествиях. Если на конференции или в лаборатории мне под руку подворачивался опытный товарищ-химик, то я выжимал из него расспросами все, что касалось поступления на постдока, а если они были из известных групп, то расспрашивал, «большой ли подлец их хозяин». После нескольких таких бесед я уже имел четкое представление о механизме заявки и о том, как выбрать будущего руководителя.

1) Университет должен быть точно не хуже Питтсбурга: чем выше в рейтинге химических программ, тем лучше. С большой вероятностью предстояло переезжать в один из трех штатов: Массачусетс, Иллинойс или Калифорнию. Неамериканские варианты я даже не рассматривал: забот с переездом и бюрократией больше, да и достойных профессоров не так уж много.
2) Я не хочу заниматься полным синтезом, так как работать надо много, а публикаций получится, скорее всего, мало и не сразу.
3) Я не хочу заниматься чем-то столь же бесполезным как карбен-бораны (надоело слушать вопрос: «А зачем они нужны?»). У проекта должно быть применение хотя бы в академическом синтезе.
4) Руководитель должен быть известным профессором (с теньюром и бородой), но при этом не слишком старым (70 лет максимум).
5) Группа должна быть максимум 25 человек. Я не хочу быть винтиком в группе из 50 человек и видеть руководителя пару раз в году.

Затем я проделал вот какую штуку. Прошелся по сайтам американских университетов и просмотрел страницы начинающих профессоров-органиков: где и с кем они делали постдока и с какой вообще биографией становятся assistant prof’ами. В итоге у меня получилась занятная таблица:

Danishefsky – 20 пристроенных за последние годы постдоков;
Schreiber – 18; Jacobsen – 13; Walsh – 12;
Trost – 11; D. Evans – 10; Grubbs – 10;
E. J. Corey – 9; Lippard – 9; Overman – 8; P. Schulz – 8; Buchwald – 8;
Dervan – 7; Frechet – 7; Bercaw – 6; Breslow – 6; Sharpless – 6; Whitesides – 6;
Hartwig – 5; Rebek – 5; Anslyn – 4; Nocera – 4; Amos Smith Третий – 4.

Еще 60 профессоров отправили в академическое плавание от 1 до 3 постдоков (у Nicolaou неожиданно всего трое).

Проанализировав собранную информацию, в сентябре 2010 года я предоставил профессору Каррану список групп, в которые хочу подавать на постдока. Пять из них я выделил как наиболее предпочтительные (Top 5), а остальные, если честно, были добавлены, чтобы никто не подумал, что у меня ограниченный кругозор. Если бы меня не взял никто из Top 5, то я бы пересмотрел всю стратегию.

Карран ответил, что все это достойные личности и что я не прогадаю, если попаду в любую из этих групп. Кому интересно, вот этот список:

Top 5:
1. Robert H. Grubbs (Caltech); organometallics, polymer chemistry
2. John F. Hartwig (University of Illinois, Urbana-Champaign); organometallics
3. Eric N. Jacobsen (Harvard University); organic methodology, total synthesis
4. Stuart L. Schreiber (Broad Institute of Harvard & MIT); chemical biology
5. Daniel G. Nocera (MIT); chemical sensors, solar energy conversion

Second tier:
1. Stephen L. Buchwald (MIT); organometallics, organic methodology
2. Amir H. Hoveyda (Boston College); organic methodology, organometallics
3. Melanie S. Sanford (University of Michigan); organometallics
4. F. Dean Toste (University of California, Berkeley); organic methodology, organometallics
5. Richard R. Schrock (MIT); organometallics
6. Tomislav Rovis (Colorado State University); organic methodology
7. Jonathan A. Ellman (Yale University); organic methodology, organometallics
8. Julius Rebek, Jr. (Scripps Research Institute); supramolecular chemistry
9. Timothy M. Swager (MIT); chemical sensors
10. Eric V. Anslyn (University of Texas, Austin); chemical sensors
11. Stephen J. Lippard (MIT); bioinorganic chemistry
12. Christopher J. Chang (University of California, Berkeley); chemical sensors
13. Peter B. Dervan (Caltech); chemical biology, DNA
14. Carolyn R. Bertozzi (University of California, Berkeley); chemical biology
15. Christopher Walsh (Harvard Medical School); chemical biology, biosynthesis
16. Michael A. Marletta (University of California, Berkeley); bioinorganic chemistry

В следующей части я расскажу непосредственно о подготовке и подаче документов.
Tags: memoir, postdoc
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Загадка мантии Менделеева

    1885 год, Санкт-Петербург. Пришёл однажды Менделеев к Репину. Или это Репин пришёл к Менделееву. Как бы то ни было, ныне результат этой встречи…

  • О чём нужно писать в жж

    Летом интереса ради я поставил в настройках своего журнала галочку «Показывать страницы комментариев в стандартном стиле», чтобы видеть, сколько…

  • Жёлтые лиственницы восточных Каскадов

    В конце сентября в штате Вашингтон начинается Larch Madness (лиственничное безумие) – короткий период в 2–3 недели, когда желтеют лиственницы на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments

Recent Posts from This Journal

  • Загадка мантии Менделеева

    1885 год, Санкт-Петербург. Пришёл однажды Менделеев к Репину. Или это Репин пришёл к Менделееву. Как бы то ни было, ныне результат этой встречи…

  • О чём нужно писать в жж

    Летом интереса ради я поставил в настройках своего журнала галочку «Показывать страницы комментариев в стандартном стиле», чтобы видеть, сколько…

  • Жёлтые лиственницы восточных Каскадов

    В конце сентября в штате Вашингтон начинается Larch Madness (лиственничное безумие) – короткий период в 2–3 недели, когда желтеют лиственницы на…