?

Log in

No account? Create an account
dragonium

andresol


Блог Андрея Соловьева


Previous Entry Share Next Entry
Разочарование в академической науке: Часть 1
dragonium
andresol
Хотел написать этот пост, когда меня не будет в Беркли. Но так как 90% я уже рассказал в комментариях разным людям, пришло время собрать все мысли в один клубок, чтобы не повторяться раз за разом. Получилась серия из трех постов: 1) причины нынешнего разочарования; 2) размышления о профессорской карьере; 3) будущие планы. Поэтому не спрашивайте меня после первой части, что я намерен делать после Беркли (а я уже сказал руководителю, что контракт не продлеваю). Я попрошу вас дождаться третьей части.

Эпиграф:
Эрлу Фоксу было всего пятьдесят четыре года, но он чувствовал себя древним как мир. После двадцати семи лет исследовательской работы он совсем разлюбил науку. Он шел к этому медленно, исподволь, и только под конец его вдруг словно озарило. Однажды он слушал какой-то доклад и внезапно поймал себя на мысли: "Кому это нужно?" И тут он впервые осознал, что у него пропал всякий интерес к науке, и был поражен этим открытием, как человек, который, взглянув однажды утром на свою жену, неожиданно приходит к заключению: "Да ведь я же давно ее не люблю!"

Митчел Уилсон. Живи с молнией.

Мне свойственно менять планы каждые 5 лет. Очередным поворотным моментом я считаю август 2011 года, когда я окончательно убедился, что не готов и не хочу сразу после постдока становиться профессором. До этого месяца все мои устные и письменные утверждения о желании стать профессором – искренние. После я стал добавлять «но это еще не окончательно», «все может поменяться».

Кризис идей. Одним из требований к получению степени PhD было написание original proposal'а – научного проекта на тему, не связанную с диссертацией. Раньше отсутствие идей меня волновало мало. В годы своего ученичества я успешно решал одну за другой локальные задачи: олимпиады, экзамены, поступление в аспирантуру, написание статей. Я был уверен, что к моменту защиты и выходу в самостоятельную научную жизнь, идеи обязательно заведутся в моей голове: из чтения литературы, из общения на конференциях, из наблюдения за миром – из самого университетского воздуха.

И вот летом 2011 года я понял, что защита на носу, а идей нет и взяться им неоткуда. Я не говорю о тех идейках, которые гарантировано приносят публикацию в Org. Lett., гранты, теньюр и известность среди двух десятков коллег. Такие идейки я генерил пачками в рамках своего карбен-боранового проекта. Вот этого никто не делал? Сделаем. Спектр снимем. Опубликуем. В конце концов, таким же образом я предложил идейку, достаточную для прохождения локального испытания – original proposal'а.

Но это все не то. Осмотревшись вокруг, я не увидел других людей с идеями. Если раньше на семинарах, я считал, что просто слишком мал, чтобы понять величие представляемой науки, то теперь я не мог не понимать, что докладчик несет ерунду и ересь. И все же я нашел одного человека, у которого были идеи. И идеи были у моего брата.

Кризис финансирования. Чтобы лучше приготовиться к карьере профессора, на последнем году аспирантуры я засел читать требования и советы по написанию грантов NSF и NIH. Испытал страх и отвращение. Со страхом еще можно бороться. Инструкции по подаче на грин-карту тоже казались сложными и запутанными, но глаза боятся, а руки и голова делают. Но вот отвращение я победить не мог. Очень противно обманом и унижениями выпрашивать деньги, не собираясь их возвращать. Грин-карту просить тоже унизительно, но нет другого способа получить разрешение на работу, чем просить USCIS или соответствующий орган другого государства. За грин-карту я плачу сам и хотя бы соревнуюсь сам с собой, не уменьшая шансов моих коллег. В то же время существует масса неунизительных способов заработать деньги.

Качественный скачок СПбГУ – Питтсбург дал мне импульс и веру в великое научное будущее. Тут можно было самому снимать ЯМР, лед в неограниченных количествах производили специальные машины, любой реактив из каталога через два дня оказывался на столе, не говоря уже о статьях. При перемещении Питтсбург – Беркли я похожего скачка не почувствовал. К тому времени я уже смирился, что Питтсбург – провинция и что глупо искать там большую науку, другое дело Беркли – лучший химический факультет, Хартвиг – ведущий специалист по металлоорганической химии. Но даже перечисленные маленькие вещи в Питтсбурге были лучше реализованы, чем в Беркли. И в Беркли ни у кого не было больших идей. А вот бежать выше уже некуда – только наружу, из Касталии.

Вы скажете, что вся проблема только в том, что в Беркли у меня не пошел проект, вот я и разочарован. Нет, разочарование началось раньше: в моем любимом Питтсбурге, в группе замечательного руководителя Денниса Каррана, в плодотворной работе над карбен-боранами. Написание диссертации прошло бессмысленно и выматывающе. По ночам я вбивал циферки, которые уже где-то были опубликованы, сверял номера соединений и литературных ссылок. Десять статей, опубликованных по проекту, кажутся крутыми только со стороны. Я-то знаю, что в них нет ничего стоящего. Что все 200 ссылок на них из разряда «другие группы тоже занимаются этой проблемой [2–24]», и никто не воспроизвел, не воспользовался ни одним моим результатом. Потому что они бесполезны. Хотя и опубликованы в JACS и ACIE.

Вначале было весело опубликовать первую статью, затем первую статью первым автором, затем первым автором в крутом журнале. А потом наскучило. Получение степени до поры до времени служило мотивацией. Глупо все бросать за четыре месяца до предполагаемой защиты, когда 90% работы выполнено. В постдокстве такой мотивации уже не было. Если я больше не собираюсь быть профессором (а уж тем более идти в индустрию), то зачем все это: публикации, рекомендации, встречи группы, просиживание в лабе. Был бы американцем, завязал бы со всем этим делом сразу после защиты PhD. А так у меня уже был оффер от Хартвига и подвешенный визовый статус. Все-таки нехорошо было бы подставить будущего руководителя и не попытать своего счастья в Калифорнии. Попытал – не получилось. Любовь к академической науке не вернулась.

Так что разочарование не от проекта в Беркли, а от наблюдений, разговоров и размышлений за 5 лет.


В биологии все примерно точно так же, хотя оригинальных идей больше в силу специфики науки. Но и конкуренции за профессорские места больше.
Искренне желаю удачи в индустрии или в собственном бизнесе!

Спасибо! Сейчас я в первую очередь рассматриваю свой бизнес, а не промышленность, о чем подробно напишу послезавтра в третьей части.
У биологов и денег больше, но народу еще больше.

Нынче вообще трудные для мотивации времена, да, всё канализируется в какую-то фиготень.

Пока аспирантом был, какая-то цель была, и казалось, что рано или поздно само что-нибудь придумается. А сейчас да, совсем грустно стало. Если уходить, то сейчас.

Возможно, это проходит волнами. Я недавно слышал рассказ одного молодого профессора (русского эмигранта), как он вдруг решил, что всё, что он делал до этого буллшит, выбросил пачку статей в урну на лабсобрании и приведя в состояние афига остальных членов группы. И вдруг все загорелись и начали генерить какие-то новые идеи, организовывать коллаборации и все снова рады и двигают прогресс.

Вот я боюсь, что для профессора совершать такие эксцентричные поступки уже поздно. Если набрал аспирантов, то по-быстрому никуда не сбежишь. Мне надо было сейчас, на первом году постдокства, решать: все-таки попытаться стать профессором или все радикально бросить прямо сейчас. Второй вариант победил.

Я думаю где-то так же, но без стабильного статуса в стране придется тянуть лямку постдочества. Хорошо, если у тебя есть идеи, что делать дальше. У меня пока только одни бредовые мысли и реализовывать их как-то дико. Может, поживу еще, придумаю.

Стабильный статус - это для меня сейчас самое главное. Я абсолютно серьезно был настроен вернуться в Россию, если бы моей петиции отказали. Даже продумывал логистику. Мои дальнейшие шаги, возможно, не менее бредовые, но чем больше я о них размышлял, тем больше убеждался, что бредом было бы сидеть еще несколько лет в постдоках.

Это смело. И отважно. У меня бы точно не хватило этих самых американских guts, чтобы поставить крест на проторенной дорожке, и отказаться от карьеры, в которую вложено столько сил и которая так успешно начиналась. Буду с интересом следить за дальнейшими событиями. Удачи.

pri chem tut 'guts'? Net semyi, net detei, net nikakih obyazatelstv.

Занятно, у меня сча все с точностью наоборот. После защиты, когда мне предложили работать в индустрии, я с радостью полетел работать в штаты. И жутко в них разочаровался как и в индустрии. Зато после полтора года работы тут у меня появилось пару идей которые я планирую оформить в проект и попытатся отработать их в пост-докстве.

Я насчет индустрии иллюзий не питаю. Меня устроит только собственное дело: без начальства и без обязательных рабочих часов.
Если есть идеи, то это очень хорошо. Я шел в постдоки без идей, с одной только прагматической мыслью: Хартвиг умеет устраивать своих постдоков в академию. Возможно, это было ошибкой. Но мои нынешние планы и идеи нехимические, поэтому с академией придется повременить.

Сам когда-то ушёл из физики по схожим причинам. Но спросить хочу про другое. Слегка оффтопик, но больше точно не у кого.

Вопрос: известны ли летучие соединения бора, углерода, и водорода с молекулярной массой ниже 29?

(Понятно, откуда у тут ноги растут, но вот любопытно мне очень)

А должны все три элемента присутствовать? Считаем, что да, иначе ответ метан CH4.

Простейшее соединение метилборан CH3BH2 (мол. масса около 28). Но он легко димеризуется, то есть предпочитает существовать в виде (CH3BH2)2 с удвоенной мол. массой 56. Но даже в этом виде должен быть летуч. Он получен, хотя, возможно, только в растворах, а не в чистом виде.

В газовой фазе, наверно, можно наблюдать отдельные молекулы или ионы весьма необычного состава, вроде H2C=BH, но я нашел только теоретические расчеты этой молекулы.

В общем, для ответа на этот вопрос желательно знать, откуда он возник.

(Deleted comment)
Спасибо. Сейчас мне было бы страшно оставаться постдоком еще на один срок. А получится или нет, мы скоро узнаем. Я намерен продолжать писать в блог, чем бы я ни занялся.

(Deleted comment)
Во второй части я напишу, что хочу сделать научное открытие. Но так как шанс сделать настоящее открытие слишком мал, то я бы просто хотел заниматься тем, что мне нравится и чтобы меня при этом никто не беспокоил.

(Deleted comment)
У меня очень похожая ситуёвина. И тоже думаю о стартапе. Жду продолжения))

Если думаешь, то это хорошо. Я пока только факты о себе изложу, а никого другого переубеждать бросать науку не собираюсь, пока не проверю на своей шкуре.
Завтра и послезавтра выложу еще две части. Все-таки слишком большой текст за раз мало кто любит читать.

жду продолжения.

Завтра будет продолжение, а послезавтра окончание. Я их уже написал, но не решаюсь вываливать на читателей 8 страниц Word'овского текста.

Спасибо! Чтобы сбежать удачи не надо, а вот потом...

Ой-ой-ой... Прочитала, как будто запись разговора на кухне с мужем...

Мы с одним постдоком тут за каждым ланчем такие мысли перетирали. Но у него был оффер на профессора и сбегать ему было глупо.

Я - стрелочка налево от постдока "Disillusionment".

Мне повезло больше - аналог грин-карты получила в аспирантуре. Правда, это привело к тому, что диссер заканчивать (=писать и бумажки) долго не хотелось, да и занимаюсь я уже другим, с наукой рядом не валяющимся (сейчас надо ехать забирать принты для своей первой фотовыставки, например). Но нашлись бонусы, заставившиеся как минимум задуматься.

Для меня было тяжелее всего признаться себе, что ничего мне не кажется про науку, а так и есть (финансирование, идеи и тд). Ну, и то, что я не научный человек.

Я, кстати, науку как таковую до сих уважаю, но меня достала академическая среда. Посмотрим, удастся ли мне заняться наукой "на дому". Об этом подробнее в двух следующих частях.