Tags: latimer

dragonium

230 шагов от ЯМР до лабы

Лифты химфака Беркли (Латимер-Холл) оставляют желать лучшего. Они медленные, они тесные, они обшарпанные, они останавливаются почти на каждом этаже.

В вестибюле первого этажа я жду лифт наверх, чтобы попасть в свою лабу на 9 этаже. Один из пассажирских лифтов сломан (что уже раз десять за этот год случалось), и мы ждем, пока оставшийся елеватор соберет всех пассажиров по всем этажам и приедет к нам на первый. Он приезжает, но стрелка загорается не вверх, а вниз: люди выйдут, а лифт поедет собирать других ожидающих на этаже D («минус втором») и B («минус первом»).


Наконец, лифт прибывает к нам, мы в него дружно грузимся, упаковываемся. Студент, который прождал этот лифт со мной пять минут, оказывается, едет до второго этажа. Лифт останавливается, не спеша открывает двери, студент выползает, лифт еще несколько секунд думает, столь же не спеша закрывает двери и едет наверх. На каждом этаже история повторяется.

Мы прибываем на восьмой этаж. Дальше пассажирский лифт не поднимается и на девятый (“roof”) я поднимаюсь по лестнице. После стояния в вестибюле и лифте я только рад размять ноги.

Зато на девятый этаж ездит лифт грузовой. Собираюсь я, например, на ЯМР, расположенный на этаже D. Зарезервировал время, пять минут осталось до начала. Лифт спускается за 45 секунд, поэтому, кажется, что у меня куча времени. Но лифт надо еще дождаться. Путешествие начинается, но прерывается на седьмом этаже. Уборщик закатывает в лифт свои корыта, метла и прочий инвентарь. Я жду. Едем дальше. До следующего, шестого этажа, где уборщик так же неторопливо выкатывает свое барахло из лифта. Колеса его тележки застревают, и мне приходится ему помочь вытолкать ее, наконец, из лифта. Когда я добираюсь до ЯМР, мое время как раз подошло.

На выходных и по ночам, чтобы вызвать лифт на первом этаже надо вставлять в панель управления и поворачивать ключ от здания. Это такая якобы забота о безопасности, чтобы враги не проникли. Но кто мешает им подняться по незакрытой лестнице на второй этаж и вызвать там лифт безо всяких ключей?

А пробовали ли вы дождаться лифта после семинара, когда толпа в 50-100 органиков хочет добраться до своих верхних этажей? Тут и самые ленивые устремляют свой взгляд в сторону белокаменной лестницы. В какой-то момент я решил, что хватит это терпеть и пора с лифтами завязывать.
Collapse )
dragonium

В гостях у ЯМРов

На химическом факультете Беркли шесть ЯМР-спектрометров и все Брукеры, и все живут вместе в огромной комнате на минус втором этаже.


Это даже не подвал (Basement). Это Dungeon. По крайней мере, в лифте этаж обозначен кнопкой “D”, а моя лаба на этаже “R” – Roof – крыша. Вот, когда надо снимать спектры, приходится прокатиться сквозь все этажи Латимер-Холла.
Collapse )
dragonium

Надо о чем-нибудь написать: Напишу про насос

В прошлый понедельник у меня сломался масляный насос. Сломался в самый обыкновенный для этого дела момент – когда я его попытался включить. Раздался звук включающегося мотора, потом «чпок!», и из насоса повалил дымок.

Я пошел в соседнюю лабу к Веньянгу, который в нашей группе отвечает за насосы: – У меня сломался насос, что делать? – Вон в углу стоят насосы, которые перевезли из Иллинойса. Найди работающий, а сломанный насос мы потом отвезем в ремонт.


В углу стояли пять насосов, один другого страшнее, все грязные и в пыли. Collapse )
dragonium

Блогеры в поисках фошистских баллонов

Обещание написать про англоязычную химическую блогосферу не забыто и медленно созревает в моем мозгу. Возможно, вместо того, чтобы составить длинный список, я буду знакомить с блогами по одному. Вот, например, есть такой сайт с чрезвычайно логичным названием www.chemistry-blog. Существуют они по этому адресу уже 6 лет и на этой неделе отпраздновали миллионного посетителя.

В отличие от многих других блогов у Chemistry Blog несколько авторов во главе с хозяином ресурса Mitch’ем. Пишут они нерегулярно и на самые разные околохимические темы. Я бы не назвал их «площадкой номер 1», но в свои закладки добавил.

Так вот недавно был у них пост о старых газовых баллонах. В каждой лабе стоят такие большие металлические чушки с аргоном, водородом и прочими флюидами. Так вот баллоны (или как их тут называют «цилиндры») обычно не покупаются, а берутся в аренду у фирмы, производящей газы, она потом пустые чушки забирает и вновь заправляет. В результате баллон может служить верой и правдой очень долго. Как долго? Я никогда не задумывался.

В посте утверждается, что в американских лабах еще полно баллонов, вывезенных в 1945 году из побежденной Германии. Ну, в России до сих пор многие заводы на немецких станках работают, ничего тут необычного нет, делали на века. А весь интерес в том, что в нацисткой Германии на каждый баллон делали маркировку в виде свастики и что до сих пор в либеральных американских универах стоят фошистские баллоны. Свастику, правда, где могли доштамповывали до политкорректного «окошка», но, мол, если поискать, то найдется баллон со свастикой.

Я, конечно, не усидел и пошел проверять окрестные баллоны.


Сразу же перед лифтом нашел водородный баллон с неким размытым символом.Collapse )
dragonium

Охрана имущества

Этот пост я написал еще на прошлой неделе, но до читателей он добрался только сегодня.

Тогда был четверг, а значит, у нас состоялась очередная встреча группы. Началась она, как обычно, с общих вопросов. Джон спросил, как мы относимся к установке в коридорах видеокамер.

История эта началась где-то месяц назад. В лифтах появилось самодельное объявление о награде в $1,000 тому, кто вернет сервер, украденный накануне из группы Мэтью Фрэнсиса. Сервер, понятное дело, стоит копейки, но на нем хранился весь архив и результаты группы за много лет.

В общем, сервер с тех пор так и не вернули. Двери запирать надо было. Вот у нас на девятом этаже есть так называемая “break room”, где некоторые хартвиговцы ланчуются,


но помимо холодильника и микроволновки там же стоят два компьютера группы и бесценная коллекция лабораторных журналов, многие из которых приехали с Джоном из Йеля в Иллинойс, а потом из Иллинойса в Беркли. Collapse )
dragonium

Три истории: про стор, ключ и ACS

Что я имею в виду, когда говорю, что «бегаю с бумажками». Вот, например, вчера мне предстояло решить четыре задачи.

1. Доступ в стокрум
Я его по привычке называю стокрумом (stockroom), хотя здесь он зовется стор (store), то есть магазин, а на самом деле общефакультетское хранилище базовых лабораторных вещей и реагентов. Здесь он расположен на седьмом этаже Тан Холла, и туда можно прийти, набрать всего нужного и ненужного, а начальство потом заплатит.

Но для начала надо получить в стор доступ. Первую неделю у меня не было университетской карты (ID), так как я оформлен в LBNL. Пришлось заполнять несколько форм, посылать их по факсу, ждать два дня и идти забирать карту, которая так же называется Cal 1 Card.

Но просто с картой в стор тоже не пустят. Карту надо активировать: прописать ее в базе допущенных пользователей. Хорошо, в прошлый понедельник, сразу после получения карты, послал е-мейл. В среду ответили: доступ предоставлен, добро пожаловать. Но сколько я ни проводил картой через считывающее устройство, дверь мигала зеленым, издавала два гудка и отказывалась открываться.

Внутрь меня пустил работник стора, сидящий в соседней комнате. В компьютере моя карта была принята, и я смог купить шланги, пипетки и пр. Написал по тому же адресу, что прошу активировать карту еще и на вход, а не только для покупок. До пятницы никакого ответа не пришло. Дверь стора так и не открывалась. Пошел лично по указанному в е-мейле адресу в Джиок Холл, комнату B15. Там никого не было, а в комнате B14 сказали, что до вторника никого, кто мог бы мне помочь, не будет (понедельник же выходной).

И вот вчера пошел туда снова. Collapse )
dragonium

На дворе январь – Когда запирают химфак – Я купил кроссовки и носки

Сегодня в Беркли День Мартина Лютера Кинга-младшего (третий понедельник января) и холодно. Относительно холодно для этих мест. Когда я шел в университет в восемь утра, то даже пожалел, что надел только рубашку с коротким рукавом. Местные вообще шапки напяли, хотя вряд ли было ниже 45 ºF. Но к обеду воздух прогрелся солнцем, и стало снова тепло. Ночью обещают похолодание до 33 ºF (почти 0 ºС). Вот тебе и Калифорния. И вообще в Беркли температура днем и ночью отличается градусов на 20 ºF. В Питтсбурге зимой такого не наблюдается. Там если днем 30 ºF, то ночью 20–25 ºF, но никак не 10 ºF. (Зашел на weather.com: в Беркли – 38 ºF; а в Питтсбурге – 44 ºF!).

По случаю праздника университет и здание химфака были официально закрыты. Но в нашей лабе на работу явились все (кроме Хартвига). Фанатичных поклонников доктора Кинга не отыскалось. А может быть, тот наоборот хотел бы, чтобы люди в этот день работали с утроенной силой на благо всего человечества. Загадочный в общем праздник, который для меня теперь даже и не выходной.

Дверь Латимер Холла была закрыта. Collapse )
dragonium

Крыша химфака – Загадочный компьютер – Хартвиг призывает работать

Как я уже писал, моя нынешняя лаба и рабочий стол расположены на девятом этаже Латимер Холла. Это не просто последний этаж, но надстройка над восемью этажами, площадь которой меньше остальных. Зато с него можно выйти в боковую дверь и оказаться прямо на крыше. На двери висит предупреждение, что при открытии зазвучит сирена, но это в теории, а в жизни ничего не происходит.

В четверг вечером, узнав, что я так еще и не был на крыше, постдок Тайлер сделал для меня и свежеприбывшего постдока Джо миниэкскурсию. То есть мы просто вышли в соседнюю дверь, прошли мимо сплетения труб, поднялись по лесенке и уставились на запад.

Collapse )
dragonium

Вторник, 10 января

День сегодня получился загруженным. Встал в 7.15 утра, потому что уже 8.30 начиналась генеральная уборка в группе Хартвига. Меня определили в команду, которая разбирала целую комнату, заваленную коробками со стеклом и спектрами, привезенными из Иллинойса. Стекло быстро разобрали, его мало было. А вот со спектрами забуксовали.

Хартвиг, хоть и моложе Каррана на 10 лет, в отношении ведения лаб. Журналов консерватор. Все пишут в бумажные книги, спектры распечатывают и складывают в папки. В результате за 10 лет их накопился вагон. Грузчикам легко было: покидал все в коробки и перевез. А нам поставили цель все рассортировать и расставить по полкам по алфавиту. Сразу было ясно, что на полки все не поместится. Вот таким интеллектуальным трудом была занята все утро команда PhD'ей по химии. Насколько проще было в Питтсбурге: закончил PhD (или постдока), сдал диск со спектрами начальству, всю бумагу в помойное ведро выкинул. А Хартвиг возит за собой еще с Йеля и спектры, и даже подборку JACS'ов 1981 года.

Дверь в соседнюю лабу
Collapse )
Технология 11 - Украдкой (фрагмент)

Бомжи-оккупанты – Америка не голодает – Сколько лет UC Berkeley

Писать большие обстоятельные посты я смог бы разве что на выходных. А высказаться хочется уже сейчас. Решил, что буду собирать 2-3 интересных мне факта, несколько фото и размещать их по мере возможности.

1. Кто сразу бросается в глаза на улицах Беркли и Сан-Франциско, так это бомжи. Их тут статистически больше, чем в любом другом американском городе. Так как с одной стороны есть, где промышлять, с другой стороны – всегда тепло, с третьей – население либеральное, традиции хиппарства и т.д.

Вот они и встречаются то тут, то там. Когда мы возвращались в СФ к метро, прямо перед входом в закрытый на праздники офис Bank of America, в нише, защищающей от ветра, на картонках, накрывшись малиновым одеялом спал некий персонаж. Часто рядом тележка с барахлом стоит. Квартиры здесь дорогие, но можно и бесплатно устроиться.

В Беркли же на самой центральной-прецентральной площади, напротив двух высоток банков Chase и Wells Fargo стоит лагерь Occupy Berkeley.

Да, это местные собратья нью-йоркских оккупантов. На вид те же бомжи, только с палаткой и политическими лозунгами.
Collapse )